Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ВЛАСТЬ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

В ПОВЕСТКЕ ДНЯ СОЦИАЛЬНОЕ СИРОТСТВО: "ДЕТИ УЛИЦ" НА СТРАНИЦАХ РЕГИОНАЛЬНЫХ ГАЗЕТ

Оглавление
Татьяна ТИХОМИРОВА, менеджер Новгородской областной общественной организации "Центр общественного телевидения"

Что могут сделать СМИ для решения проблем социального сиротства

Мы говорим о том, что делает и что может сделать пресса для решения проблемы профилактики социального сиротства.
    Безусловно, СМИ могут информировать о проблеме, чтобы возбудить интерес общественности к этой теме. Могут побудить власть к определенной деятельности, пропагандировать модели поведения, критиковать и контролировать общественные институты.
    Можно выделить несколько типов статей на социальную тематику.
    Первый тип – статья написана о каком–то происшествии, событии. Таких статей попадается немного. По всей видимости, просто редки события, которые могли бы послужить информационным поводом.
    Второй тип – статья вызвана какими–то решениями местной администрации.
    Третий тип – статья основывается на жизненной душещипательной истории (например, про женщину, которая в свое время оставила ребенка, а теперь, когда ей уже шестьдесят лет, она раскаивается). На мой взгляд, это самый распространенный тип статей по проблеме социального сиротства.
    Четвертый тип, самый редкий – расследования (или исследования) какого–либо факта, проблемы. Я помню замечательную статью, давно опубликованную в газете "Новгородские ведомости", про Дила Хантера. В статье говорилось о проекте, по которому дети учились за рубежом, и вскрывались страшные факты. Однако совсем редко в статьях исследуется история вопроса, рассматриваются факты, предоставленные разными источниками.
    Пятый тип – статья, построенная на аналитике, когда журналист собирает целый ряд фактов, исследует их, приобщает определенную теоретическую базу, использует мнение эксперта, анализирующего ситуацию. При этом никуда не уйти от вопросов, которые будут задаваться и в ходе написания такого материала, и в ходе прочтения его. И если это материал на тему социального сиротства, то никуда не уйти от таких вопросов: где должен воспитываться ребенок? может ли быть патронатная форма воспитания в приюте? почему дети попадают в приют, если их родители живы и не лишены родительских прав? И здесь очень много проблем. Например, ребенок живет в приюте, для него нашли патронатную семью, она с радостью берет его на выходные, праздники и даже на лето, ребенку в этой семье нравится, а потом его возвращают в приют. По мнению многих, ребенку в такой ситуации наносится большая травма. У нас был случай, когда мы делали рубрику на телевидении "Вы меня ищете" и снимали детей. Мы спрашиваем у мальчика: "Что тебе больше всего нравится?". Он говорит: "Ходить в детский сад". Какой детский сад в детском доме? Выяснилось, что он был в патронатной семье, но его не усыновили, вернули в детский дом. А пока он был в семье, он ходил в детский сад. Ему это настолько понравилось, что, вернувшись в приют, он мысленно по–прежнему там: "А когда я ходил в детский сад…". Я говорю об этом в подтверждение того, что ребенок должен воспитываться в семье. А теперь другая история, о которой нам рассказали в прокуратуре. Женщина в роддоме отказывалась забирать ребенка, ее убедили этого ребенка взять, она принесла его домой – и через четыре дня он умер от дистрофии. Как поступать в этом случае? Чем не повод для создания аналитического материала на тему, нужна ли ребенку семья и всякая ли семья может быть действительно семьей для ребенка?
    Очень важно понять: почему о проблемах сиротства журналисты пишут мало или вовсе не пишут. Мой начальник часто мне говорит: "Нельзя спекулировать на детях и котятах". Многие коллеги–журналисты к этой теме не подходят лишь потому, что боятся быть обвиненными в банальности. Понятно, что если ты напишешь про сирот, все будут читать со слезами на глазах. Серьезные журналисты предпочитают писать не об этом, потому что это недостойно их пера, лучше писать о политике. Есть и другие причины. В частности, нежелание вызвать отрицательную реакцию у читателя.
    И если писать об этих проблемах, то к каким действиям побуждать читателя? Можно было бы написать о бедном ребенке из приюта. Говорят, что он не бедный: в нормальной среднестатистической семье тоже многого не хватает. Я убеждена, что это неверная информация. Если погрузиться в проблему, узнать жизнь детского дома, то невозможно не понять, что сытая жизнь в детском доме за счет выделяемых из бюджета средств и гуманитарной помощи – это миф. Двадцать девять рублей в день выделяется на питание детдомовского ребенка по области. Как на эти деньги можно прокормить ребенка? А дело ведь не только в том, сколько дети едят.
    Что делать журналисту в этой ситуации? Видимо, нужно обратить внимание на проблему воспитания детей, начать с этого. Нужно вызывать негативное отношение к родителям, которые оставляют своих детей на улице. Однако бывают случаи, которые меняют стереотипы.
    Мы разговаривали со многими женщинами, которые отказались от своего ребенка. Среди них есть совершенно нормальные. Женщина родила ребенка в сорок три года, у нее две взрослые дочери, она не могла принести своего третьего ребенка домой, потому что разгорелся страшный конфликт между ею и мужем по этому поводу. Она просила своих дочерей усыновить этого ребенка, ни одна из дочерей на это не пошла. И мать оставила своего ребенка в роддоме. Это страшная трагедия. Мы мыслим так: мать, бросающая ребенка, обязательно мерзавка. Оказывается, необязательно, хотя это звучит парадоксально.
    Очевидно, что нужно собирать как можно больше информации. На что мы опираемся, когда делаем выводы? На собственные ощущения. А мне кажется, что журналистам не хватает связей с людьми. У журналистов складывается впечатление, что последнее слово остается за ними. Так не может быть. После осознания проблемы нужно оценить, насколько эта проблема волнует общественность, что общественность думает по этому поводу. Мне кажется, что это звено в нашей работе постоянно выпадает.
    С чего мы начинаем работу над статьей по профилактике социального сиротства? С осознания проблемы. На что при этом опираемся? На источник информации (это и милиция, и администрация), на статистику. Дальше мы выделяем то, что нужно для статьи. И, конечно, нужно вовлечь общественность, чтобы минимизировать проблемы.
    У журналистов есть много слабых мест. Журналисты не знают законов, совершенно не умеют работать со статистикой, у них нет навыка постоянной работы с Интернетом. И сегодня мы, говоря о вовлечении общественности, подразумеваем всего лишь реагирование по поводу сказанного нами. В советские времена, несмотря на известные недостатки, работали отлаженные формы обратной связи: общественная приемная, горячая линия. Все эти формы можно использовать и сейчас.
    Когда все издания пишут о "разборках" новых русских, это происходит потому, что журналисты убеждены: это всем интересно. А это не совсем так или совсем не так. Криминальные истории привлекают внимание, но реально людей интересуют другие проблемы: собственная безопасность, качество жизни, транспорт, и, возможно, профилактика сиротства. Для выявления общественного интереса есть много форм: опросы на улице, по телефону, когда респонденты могут высказать свое мнение по тому или иному поводу, возможность высказаться по той или иной проблеме на пейджер или через сайт, фокус–группы для общественных организаций.
    Наверное, многое зависит от того, как журналист определяет свое место в обществе. Журналист может быть над сообществом, и тогда он занимается воспитанием, пропагандой. Журналист может находиться в стороне, он уже ближе к сообществу, но еще не с ним, и тогда он рассказывает читателям, зрителям, слушателям что–то интересное. Есть еще один вариант, когда журналист находится внутри сообщества, и тогда, оставаясь частью сообщества, он собирает информацию, анализирует ее и делает свою работу качественно.

Оглавление