Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ВЛАСТЬ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

В ПОВЕСТКЕ ДНЯ СОЦИАЛЬНОЕ СИРОТСТВО: "ДЕТИ УЛИЦ" НА СТРАНИЦАХ РЕГИОНАЛЬНЫХ ГАЗЕТ

Оглавление
Марина РАДЧЕНКО

Корабль для одного

 Выпускники детского дома... Хотелось бы посмотреть, как сложится их судьба, помочь им, поддержать, зарядить оптимизмом. Если вы думаете, что им этого не надо, – вы никогда не были в детском доме и не ощущали того неистребимого одиночества, что чувствуют здесь дети многие годы. Грусть и чувство покинутости становятся второй их сутью, и как бы счастливо потом ни складывалась жизнь – от этого им не уйти никогда. Просто одних оно сломило, а для других стало только частью больной души.
    На протяжении шести лет, с тех пор как открылся у нас в городе детский приют, мы были свидетелями судеб этих ребят. Ктото из нас помогал приюту чем мог, некоторые высказывали желание стать опекунами. Дети уходили отсюда, возвращались. Подрастали – и их места занимали другие. И приют поменял статус, став детским домом.
    Постепенно город привык к его существованию, и сегодня сиротство уже, к сожалению, не трагедия. Может, еще и потому, что Стрежевской детдом не совсем обычный, непохожий на советские казарменные приюты.
    Хотя, что и говорить, никакой хороший детский дом не сделает ребенка счастливым, если его бросила родная мама.
   ...Впрочем, рассуждать на эту тему можно бесконечно, и любые выводы здесь будут неоригинальны, потому что делаем мы их с позиции довольных жизнью людей, более–менее устроенных.
    Что ждут от жизни вчерашние детдомовцы? Как они собираются устраивать ее? Где будут жить? На что? И самое главное – пугает ли их собственное будущее?

    Выпускницы
    11 апреля Кристине исполнилось 18 лет. Она в детдоме – с самого его основания. Ее подруга Алена пришла сюда чуть позже. У нее совершеннолетие наступит в июне.
    То есть еще немного – и девушки покинут свое пристанище, под кровом которого прошло все их детство.
    Пока же они заканчивают учебу. Кристина учится на втором курсе в профучилище по специальности "повар–кондитер". Еще раньше она закончила курсы секретаря и продавца. Таким образом, у девушки будет аж три профессии. У Алены – две (продавец и секретарь). Но обе девушки планируют все–таки работать продавцами (продавать игрушки, парфюмерию, одежду), эта профессия более по душе. Хотя и вполне допускают, что все в их судьбе может поменяться: жизнь ведь впереди такая огромная...
    Нет, они не живут иллюзиями. Девчонки серьезные. Не белоручки и не беспомощные ленивцы. Алена параллельно подрабатывает здесь, в детдоме, младшим воспитателем, Кристина – на кухне. По сути, лет с 12–ти они уже учились зарабатывать на жизнь, помогая взрослым и детскому дому.
    Хрупкие эти девочки все умеют делать, всему научились здесь. Говорят: и стирать, и шить умеем, и готовить, и убирать в комнате, и следить за порядком, и за малышами ухаживать. Спрашиваю: а деньгами распоряжаться? Планировать расходы?
    – Сможем, – говорят, – ведь мы уже многое на себя покупали сами – белье, косметику...
      А когда придется платить за коммунальные услуги, общаться с разными чиновничьими службами, быть один на один с проблемами житейскими – не страшно ли?
    – Страшновато... Но все равно справимся. Если уж совсем плохо станет – к своим бывшим воспитателям обратимся за помощью, к Лидии Федоровне.

    Крестные мамы
    Кристина с Аленой так называют своих любимых воспитателей в детском доме. Именно благодаря им и растут девчонки самостоятельными и умелыми. Шить, вязать, плести макраме, следить за собой, убирать аккуратно кровать, соблюдать чистоту в тумбочках, готовить пельмени да пироги – всему этому научили их взрослые в детдоме. Да и только ли этому...
    – Грустно будет, тяжело – придем к ним, крестным. Пообщаемся... Знаем, что всегда помогут, подскажут что–то.
    Добрым словом Кристина вспоминает и наставников своих из УСР. Она проходила практику в гостинице "Венская", где кулинарному мастерству научила девочку повар Марина Злобина.
    Хорошо, что у девочек есть такая отдушина, как разговор с работниками их второго дома, не каждому выпускнику везет в этом смысле. Девчонки еще и потому с уверенностью глядят в будущее, что чувствуют твердый "тыл" за собой, безусловную поддержку родного детского дома.
    Работа работой, но где будут жить девушки? Кристине, правда, еще год можно жить на гособеспечении (пока учится в ПУ), зарплата – если найдет работу – только через год. В течение этого лета девочки могут подрабатывать в детдоме – воспитателями... Но где все–таки жить?
    Алене обещана комната в общежитии. В июне–июле городская власть выделит жилье. Как она будет обставлять свою будущую "квартиру", девушка еще не представляет.
    У Кристины ситуация с жильем более конкретная. Ей квартира досталась от родителей. Еще немного – и она перейдет жить туда.
    Рассказывает (с большой благодарностью) о том, как ЖЭС–1 бесплатно отремонтировала ей квартиру. Все привели в нормальный вид – сантехнику, электрику. Поклеили обои. Квартира теперь чистенькая, словно новая.
    Стоят в ней кровать, старый сервант, стол... Холодильник обещало подарить ГУО. С прочей мелочью детский дом поможет.
    – Как–нибудь обживусь, не пропаду, – улыбается Кристина, –позже заберу сюда брата с сестренкой.
    Да, в приют шесть лет назад Кристина попала не одна. Вместе с ней – 15–летняя Катюша и 13–летний Коля. Дети очень хорошие, веселые и ласковые. Старшая Кристина опекает их, поэтому, наверное, на вид она такая серьезная и по–взрослому требовательная. Знает, что жизнь ей предстоит нелегкая, слишком многим придется жертвовать, чтобы не только самой определиться в жизни, но и младших детей поднять на ноги.

    Воспоминания о детстве
    Я спрашивала о жизни в детдоме... Кристина же неожиданно сказала:
    – У меня и до него было счастливое детство. С мамой. Все было: дом, семья, благополучие. Ни в чем не нуждалась... Потом вдруг все разом оборвалось.
    С мамой начались проблемы. Она, кстати, и сейчас создает определенные трудности в жизни своих детей, когда появляется на их горизонте... Но это уже, как говорится, другая история.
    Удивительно, но пережившие горе девочки не сетуют на судьбу, не жалуются, не пытаются играть роль гордых героинь–сирот. Ни единого плохого слова не говорят о родителях, бросивших их. К своей жизни в детдоме относятся с несвойственным детям спокойствием и философски. Мол, что делать, раз так получилось? Надо жить. Обзавестись семьей, детьми, найти хорошую работу. А то, что не будет у их детей дедушек–бабушек, – что ж, всякое бывает.
    Сейчас, прощаясь с детским домом и взяв с собой только лучшие воспоминания о нем, девчонки рвутся к самостоятельной жизни. Именно рвутся. Им побыстрей хочется иметь свою квартиру и свою жизнь.
   ...Что выпускник обычного детдома (или интерната) никогда не забудет? Большинству – а именно большинству меньше всего повезло – на всю жизнь запомнится комната с двумя рядами кроватей, застланных настолько аккуратно, что хоть линейкой проверяй, "шмоны" под матрасами (не дай бог, что–то из своих вещей туда спрячешь – накажут), бесконечные дежурства по мытью полов, одинаковые халаты, платьица, стрижки. Строгий режим, гулянья, ограниченные территорией детдома.
    То же самое, рассказывают девочки, в томских детдомах. Они были в детских лагерях под Томском, общались со сверстниками из детдомов.
     – Мы поняли, насколько мы отличаемся (наш детский дом) от остальных. У нас здесь как дома – уют, свобода. Одеваемся не как "инкубаторские", воспитатели стараются подобрать одежду, которая нам нравится (конечно, недорогую, а по средствам). Есть определенный режим, но он нас не тяготит. Взрослые общаются с нами как со своими детьми: где похвалят, где поругают.
    А томские ребята такие, знаете, с виду серые, запуганные. У всех коротенькие одинаковые стрижки. Говорят, что территорию их охранники стерегут, просто так не выйдешь на улицу.
    Нам же здесь всегда было неплохо. Летом в лагере отдыхали. Кто–то на море ездил, а кому–то повезло и в Испанию слетать. Воспитатели некоторые брали нас в свою семью на каникулы. Так что об этом своем втором доме думаем с благодарностью. Взрослые нам дали все, что смогли.

    Корабль для одного
    В детдоме сейчас за девчонок переживают. Понимают, что просто, без проблем, ничего у их воспитанниц не сложится. Слишком сегодня жизнь непростая. И еще долго придется помогать их девочкам...
    В прошлом году одна из выпускниц не выдержала всех тягот, обрушившихся на нее, вернулась в свой детский дом за помощью. А куда ей было еще податься?
    Конечно, помогли: устроили здесь же на работу, помощником воспитателя.
    Хрупки эти души, беззащитны. Это внешне "детдомовские" –уверенные и грубоватые. Апломб напускной – как реакция на нападение. Чуть ударит судьба – отчаяние наступает, безысходность. Жизнь наших выпускниц сегодня как корабль для одного –сам себе матрос, сам капитан и шеф–повар... Будущее кажется огромным и загадочным, как море. И пусть не всегда здесь штиль – не пропадем: в нас самих тоже много доброты и оптимизма.
    – Мы смотрим в жизнь открытыми глазами, – говорит Кристина и совсем по–взрослому добавляет: Главное, надо устроить ее.
    Редакция взяла разрешение у девушек и дальше отслеживать их судьбу. Кто знает, может, и мы чем–то поможем детям нашего города.

Оглавление