Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ОБРАЗОВАНИЕ

Новые подходы в изучении и преподавании идей толерантности как результат реализации программы Уральского МИОН

Л. Дробижева, М. Хомяков

Тема толерантности в современной цивилизации лишь на первый взгляд кажется уже открытой, а некоторым представляется и решенной. Это, однако, неверно не только в отношении российской мысли. Дело в том, что, начиная с конца 60-х годов прошлого века, с выхода в свет знаменитой книги Маркузе "Критика чистой толерантности", в западной литературе не прекращаются оживленные дискуссии по этой проблеме. Ценность толерантности сегодня подвергается критике с двух основных точек зрения: коммунитаризма (вместе с примыкающим к нему неомарксизмом) и того, что можно назвать теорией различия (к которой относятся главным образом работы постмодернистов и феминистов). Характерно, что эти направления мысли, однако, видят прямо противоположные недостатки толерантности. Коммунитаризм (Сандел, МакИнтайр) обвиняет толерантность в разрушении традиционных для общества ценностей, а теории различия (Грей и др.) полагают, что толерантность как ценность устарела, поскольку, будучи основана на поиске некоторого консенсуса в обществе, не соответствует состоянию "плюрализма ценностей", делающему невозможным какой бы то ни было консенсус и согласие вообще. Нельзя сказать, что это - лишь теоретическая критика, поскольку и в реальной политике не-западного мира ценности толерантности или прав человека зачастую отвергаются как несоответствующие традиционным ценностям той или иной культуры. Не нужно далеко ходить за примерами: после проведения в августе 2002 года Первого Международного Конгресса "Толерантность и ненасилие в современной цивилизации", ректор УрГУ получил письмо от "Православного студенческого братства", в котором УрМИОН прямо обвинялся в насаждении на западные деньги чуждых России ценностей. К чему может привести подобная защита "традиционализма" на практике показывает трагический опыт 11 сентября.

Однако теоретическая проблема остается нерешенной, и состоит она, по-видимому, в вопросе об отношении нескольких основных концептов: глобализации, мультикультурализма (или поликультурности) и толерантности . А именно, вопрос состоит в том, как меняется ценность толерантности в условиях созданного глобализацией мультикультурного общества (если она вообще сохраняет здесь свою значимость)? Этот вопрос, значимый для западного мира, не менее значим и для России, для которой поликультурность традиционна. Кроме того, как показывают исследования российских социологов, в последнее время эта проблема обостряется в том числе и за счет новых мигрантов. Возникает феномен "новой этничности" (Л.М. Дробижева). Все эти явления показывают, что толерантность - это не просто традиционная (и уже в общих чертах решенная) проблема западной мысли или западного общества, но именно новая проблема глобального мира .

Именно такое понимание проблемы толерантности положено в основу научных разработок Уральского МИОН. За полтора года работы МИОН вокруг этой проблемы удалось объединить ученых самых различных общественных наук: философов, международников, журналистов, религиоведов, культурологов, филологов, психологов, исследователей гендерных отношений, педагогов и пр. С 2003 года в УрМИОН начинают работу социологи. Таким образом, можно сказать, что УрМИОН удалось создать действительно междисциплинарный проект . Само по себе это, во-первых, показывает значимость и глубину проблематики, и, во-вторых, является немалым научным достижением. В самом деле, удачно сложившихся междисциплинарных проектов на сегодняшний день не так уж и много.

Поскольку, как мы указали выше, проблема толерантности в современной цивилизации является общей проблемой , немалую роль в проекте играет концептуальная проработка толерантности. Поэтому на первом этапе реализации проекта большое значение имели философские исследования толерантности.

В основу концептуальных разработок была положена идея, могущая быть тезисно изложена следующим образом: 1) толерантность есть одна из основных универсальных ценностей современного общества; 2) эта универсальность связана с двусторонним процессом, идущим в современном обществе, а именно, усилением глобализационных тенденций с одной стороны и стремлением к сохранению национальной идентичности, с другой; 3) таким образом, проблема толерантности сегодня перестала быть проблемой только в одной из сфер общественной жизни (в религии, вопросах национальных отношений и пр.), но приобрела статус глобальной социокультурной проблемы, проявляющейся во всех сферах общества; 4) следовательно, существующие подходы к проблеме толерантности нуждаются в серьезной корректировке с точки зрения отражения в них плюральности и полисубъектности современного мира, а также особенностей различных менталитетов. Данная концепция может быть выражена кратко в следующем утверждении, ставшем своеобразным девизом исследований УрМИОН: " Плюрализм современного мультикультурного мира требует плюрализма парадигм толерантности ".

Данная концепция разрабатывалась в статьях М.Б. Хомякова, В.Е. Кемерова, монографии А.В. Перцева. Необходимо отметить, что подобная концепция толерантности как всеобщей (универсальной) ценности в современной философии была разработана впервые (имеются в виду все современные теории - как российские, так и западные). Некоторые аналоги могут быть найдены в работах американских философов политики - К. Нидермана и Дж. Лорсена, но у них нет концептуальной проработки теории на уровне определений и логики, а лишь отдельные статьи по поводу различных исторических и культурных моделей толерантного сознания. Таким образом, концептуальная проработка данной теории является существенным вкладом УрМИОН в развитие философской теории толерантности. Можно отметить, что значимость этих разработок уже получила высокую оценку за рубежом: статья М.Б. Хомякова, посвященная данной теории, принята к печати в American Political Science Review - одном из ведущих научных журналов США; кроме того, эта концепция легла в основу разработанного совместно с Йоркской программой исследований толерантности курса лекций в рамках Летнего Университета в Центрально-Европейском Университете (Будапешт) "Мультикультурализм и толерантность: Западные и Восточные перспективы".

Данная концепция нашла также свое отражение в учебных курсах , читаемых в УрГУ. Так, был создан курс "Философия толерантности, прав человека и демократии" (Хомяков М.Б.), читаемый на факультете международных отношений УрГУ; обновлен курс социальной философии (Кемеров В.Е.) и создан специальный курс, посвященный проблемам гетерологии ("философии "другого""), читаемые на философском факультете УрГУ. Наконец, был обновлен курс истории современной западной философии (Перцев А.В.), который читается на целом ряде факультетов и разработан специальный курс "Проблема толерантности в русской философии", читать который планируется в 2003/2004 учебном году. Некоторые из учебных материалов были записаны на аудионосители и размещены в ИНТЕРНЕТ по программе "Сонотека".

Необходимо отметить также, что разработка концепции толерантности как универсальной ценности дала концептуальные рамки для столь междисциплинарного проекта, каким является проект УрМИОН. В самом деле, в проекте представлены практически все гуманитарные науки и основанием для объединения различных ученых в рамках одного проекта является именно эта новая модель толерантного сознания в современном обществе.

Однако, для того, чтобы эта модель была обоснованной, необходимо было показать, чем современное общество отличается от других обществ, а также провести анализ ценности толерантности в системах ценностей, свойственных различным культурам. То есть речь идет об исторической и культурной критике толерантности. Для этого в проекте было предпринято следующее: 1) проведен анализ различных прошлых теорий ("Послания о веротерпимости" Дж. Локка (выпущена соответствующая монография); философии ненасилия Толстого (выпущена монография); спора о толерантности между Лас Кассасом и Сепульведой (монография готовится к печати, текст впервые переведен с испанского. Кстати говоря, я бы выступил здесь в поддержку предложения Е.Б. Шестопал о необходимости финансирования переводческой деятельности МИОНов. К сожалению, до сих пор переводы осуществляются "на общественных началах"); теории толерантности Николая Кузанского (монография готовится к печати, текст впервые переведен с латинского); теории толерантности в рамках философии Всеединства Вл. Соловьева (монография готовится к печати). Ценность этих исторических изысканий в следующем: а) имеется очевидная ценность для исторической и историко-философской науки (многие тексты впервые переведены на русский); б) показаны границы различных парадигм толерантности, и, следовательно, сделан шаг к пониманию плюрализма таких- парадигм; в) созданы прекрасные учебные пособия для соответствующих курсов (монографии написаны в виде сборников статей, представляющих различные точки зрения на тот или иной классический текст, причем среди авторов - современные выдающиеся западные ученые); г) во многих статьях показано, каким образом те или иные идеи мыслителей могут быть применены к современному состоянию общества и быть полезны для решения современных вопросов (см., например, статью С. Мендус в монографии о Локке, где показано, что Локковский дискурс невозможности интолерантности полезен во-первых, в интолерантных обществах, и, во-вторых, является хорошим дополнением к современному либеральному дискурсу, основанному на концепте права. Значимость первого из этих замечаний для современной России трудно переоценить, поскольку, как было показано в дискуссиях на различных конференциях УрМИОН, возможность толерантности в интолерантном обществе вообще проблематична); д) в некоторых случаях (напр. в случае философии Соловьева) впервые в литературе дана интерпретация идей мыслителей как концепций, на которых может быть основано толерантное сознание. Так, философия Всеединства Вл. Соловьева (и даже А.М. Бухарева) была проинтерпретирована как православно-христианская версия теории толерантности. Кроме всего прочего, подобное понимание философии Всеединства может служить хорошим ответом современным российским фундаменталистам, утверждающим чуждость ценности толерантности для российской культуры; е) наконец, принципиально ценен тот факт, что были проанализированы российские версии философии толерантности (А.М. Бухарев, Вл. Соловьев, Л. Толстой). Это позволяет укоренить ценность толерантности в российской культуре и опровергнуть весьма распространенные утверждения о том, что толерантность представляет собой ценность, не свойственную русской культуре и даже ей чуждую.

Необходимо отметить, что идея о возможности отыскания корней толерантного сознания в различных культурах лежит в русле развития современного российского обществоведения. И философские изыскания здесь не отрываются от практических проблем и эмпирических исследований. Так, российские социологи (Л.М. Дробижева, Г.У. Солдатова) показали, что в ценностях и нормах народов России с православной и мусульманской культурами больше общего, нежели различий. Особенно четко это совпадение ценностей и норм было зафиксировано в политическом сознании народов Поволжья. Философская концепция, основанная на историко-философских изысканиях, и показывающая, что в исламских культурах имеются корни толерантного сознания, способные противостоять фундаментализму и экстремизму, здесь лишний раз подтверждает наблюдения социологов. Вывод из этих исследований очевиден, и в общих чертах совпадает с тем, что было понятно (как мы показали это в соответствующей монографии) уже Дж. Локку, но часто недоступно пониманию политиков: не культура или религия являются причинами экстремизма и интолерантности, но политические игры, социальная дистанция, несправедливость или восприятие одной культуры как превосходящей по самой своей природе все прочие. Этот вывод весьма значим в том числе и для опровержения популярных ныне идей Хаттингтона о цивилизационных войнах.

Эта концепция толерантности оказывается значимой не только для философов или социологов, но и для религиоведов (ибо служит основой концепции мирного сосуществования различных конфессий и деноминаций в мультикультурном обществе, разработанной в УрМИОН), международников (поскольку способствует выявлению причин международного терроризма и экстремизма), культурологов (ибо ставит задачу отыскания оснований толерантности в различных культурах), филологов (поскольку обосновывает значимость лингвокультурологического анализа современного языка).

Все эти направления исследований активно развиваются УрМИОН в рамках единой для МИОН концептуальной схемы.

В рамках исследований религиозной толерантности ("веротерпимости") ученые УрМИОН (Степанова Е.А., Хомяков М.Б., Перцев А.В.) перевели с английского и немецкого языков и издали сборник сочинений ведущих либеральных теологов XX века - Бонхоффера, Мольтмана, К. Барта. Переводы осуществлены в отечественной науке впервые. Либеральная теология понимается здесь именно как теология толерантности. Анализ христианских учений с точки зрения толерантности особенно важен в контексте утверждений христианских и исламских фундаменталистов о необходимости непримиримой борьбы с еретиками и неверными.

Необходимо отметить, что направление по исследованию религиозной толерантности в УрМИОН недавно приступило к осуществлению действительно инновационного исследовательского проекта "Тюрьма и общество", связанного с изучением взаимодействия общества с системой исполнения наказаний. Объектом исследования является Екатеринбургская колония строгого режима. Вопрос, который ставят исследователи - насколько толерантной по отношению к обществу является тюремная среда и насколько толерантно само это общество по отношению к системе исполнения наказаний. Длительная работа в Екатеринбургской колонии строгого режима руководителя направления УрМИОН, доктора филос. наук, профессора Степановой Е.А. является залогом успеха данного проекта. Нужно отметить новизну подобной постановки проблемы в отечественном обществоведении. Кстати говоря, помимо исследовательских задач, работа в колонии служит решению и чисто практических вопросов повышения уровня толерантности среди заключенных.

Наконец, в рамках работы направления создан курс лекций по межконфессиональному диалогу для студентов и аспирантов Вузов (Степанова Е.А.).

Направление УрМИОН, ориентированное на изучение международных отношений подходит к формулированию научных задач по данному направлению без особых иллюзий: в XXI век человечество вступило в условиях абсолютного преобладания силы над толерантностью.

Однако, несмотря на такую пессимистическую оценку, следует признать, что современный мир, международные отношения значительно сложнее, нежели это иногда представляется. Исследования данного направления основаны на убеждении, что попытаться понять мир в его многообразии, избегая при этом неадекватных или упрощенных оценок - значит создать определенную базу для толерантности. Научное направление рассматривает "международные отношения" в расширительном смысле, а не просто как дипломатические или межгосударственные отношения.

Одна из особенностей глобализации уже сегодня проявляется в увеличении субъектов международных отношений и создании условий для "хаоса" в иерархии этих субъектов. В этой ситуации в международных отношениях на первый план выходят иногда самые неожиданные субъекты, такие, например, как "Аль-Каеда" и пр.

В связи с вышесказанным, направление обсуждает следующие вопросы, которые могут быть поняты как главные исследовательские задачи направления (кстати, необходимо отметить, что в самой постановке этих вопросов проявляется инновационный характер исследований уральских ученых):

1) какие вызовы провоцирует глобализация в международных отношениях? (в рамках решения данной задачи ведется разработка следующих тем: глобализация и американизация, глобализация и модернизация, глобализация и традиционное общество);

2) каковы новые субъекты международных отношений? Как ведут себя старые и новые субъекты в современных условиях? (здесь ставятся вопросы об индивидах, социальных группах, неправительственных организациях ( NGO ), политических и национальных элитах как субъектах международных отношений);

3) что происходит в субъектами международных отношений под влиянием глобализации? (например, с национальными государствами? Действительно ли "антиглобализм" является, как это утверждают некоторые исследователи, своеобразной "смутой XXI века"?);

4) с чем связано возникновение крайних форм реакции на вызовы модернизации?

5) Можно ли дифференцировать эти самые крайние формы? Например, входе конференции "Радикализм и экстремизм", проходившей в октябре 2002 года, ее участники указали на важность различения "радикализма" и "экстремизма", указывая на роль "радикализма" как своеобразного "локомотива" исторических процессов. В связи с этим продолжается глубокое научное исследование таких казалось бы изученных явлений как фашизм, экстремизм, коммунизм, либерализм и пр.

6) Не секрет, что многие классические теории не годятся для оценки современного состояния международных отношений, в связи с чем приоритетную роль при разработке методологического инструментария направление отводит междисциплинарным подходам.

7) Особой темой для направления является оценка роли и места современной России в международных отношениях и поиск средств достижения консенсуса по вопросам целей и средств модернизации.

В рамках работы направления разработан ряд специальных курсов, таких как "Тоталитаризм в XX веке" (автор Михайленко В.И.). Данный курс доступен через ИНТЕРНЕТ по программе "Сонотека".

Работа культурологического направления выразилась в разработке двух основных концепций: концепции толерантности в современном мегаполисе и концепции взаимодействия и взаимодополнительности разных направлений в искусстве, таких, например, как искусство авангарда и традиционное искусство. Первая из этих концепций смыкается с идеей "прагматического плюрализма", изложенной в работе Б. Рубла " Second Metropolis ", и, тем самым, находится в русле современных исследований проблемы. Вторая же представляет собой абсолютно новый подход к описанию стилей, направлений и жанров современного искусства, поскольку рассматривает художественные практики XX - XXI вв. как своеобразную "школу толерантности". Важным итогом работы направления, таким образом, является идея о том, что разнообразие художественных практик выполняет помимо чисто эстетической еще и практическую социально значимую функцию своеобразного обучения толерантности.

В связи с этой идеей, направление старается реализовать на практике эту "обучающую" компоненту путем проведения различных выставок, презентаций и пр. Так, в рамках работы направления проведен целый ряд выставок, в том числе "Я не хочу ненавидеть!", "Евразийский синдром" и др., в которых приняли участие известные художники из России, стран бывшего Советского Союза и дальнего зарубежья.

Филологическое направление рассматривает то, что уральские ученые обозначают как "лингвокультурологические проблемы толерантности". В рамках работы направления впервые в российской филологии проводится анализ толерантного и тоталитарного языка. Таким образом, проблемы толерантности рассматриваются как проблемы речи. Здесь ставятся вопросы о том, какие речевые практики являются индикаторами толерантности и интолерантности в современном обществе, как воспринимается в наивном языковом сознании сам концепт толерантности и как он связан с другими, стоящими рядом с ним понятиями, такими как терпимость, миролюбие, ненасилие, демократия и пр. Необходимо отметить, что здесь язык рассматривается как динамическая, непрерывно развивающаяся система, меняющаяся вместе с изменением общества и сознания. Так, в монографии Вепревой впервые проведен анализ динамики восприятия русским наивным языковым сознанием концепта демократии.

В этом направлении сделано многое: написана монография Вепревой, разработана коллективная монография "Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности" (совместно философским и филологическим направлениями). В этой коллективной монографии делается попытка применения философской концепции, разработанной в УрМИОН к анализу проблем языка и речи. Все это делается в отечественной науке впервые. Кроме того, принципиально ценна сама попытка междисциплинарного анализа проблемы.

В рамках работы направления разработаны следующие учебные курсы: "Тоталитарный язык" (Купина Н.А.), "Лингвокультурологические проблемы толерантности" (Михайлова О.А.).

Рассмотренные выше направления (философское, филологическое, культурологическое, религиоведческое и направление, ориентированное на анализ международных направлений) являются, так сказать, направлениями высокого уровня абстракции , ибо рассматривают проблему толерантности скорее на макроуровне, хотя некоторые из них и воплощают свои исследования в весьма конкретных и даже практически ориентированных проектах. Вместе с тем, в УрМИОН начата (и уже имеются некоторые значимые результаты) работа и в рамках более конкретных эмпирических направлений. К ним можно отнести социологическое, этнопсихологическое, педагогическое, журналистское и гендерное научные направления УрМИОН.

Поскольку социологическое направлений УрМИОН приступило к своей деятельности лишь в августе 2002 года, эта часть научной деятельности УрМИОН лежала на его индивидуальных грантополучателях - стажерах Института. Между тем, благодаря достаточно успешной интеграции работы стажеров в общий проект УрМИОН, эти исследования вполне могут считаться частью собственной работы МИОН. Так, в статьях и монографиях стажеров Савва был проведен анализ уровня межэтнической напряженности в Северо-Кавказском регионе, а также основных политических просчетов местных и областных властей. Кроме того, в статьях этих индивидуальных грантополучателей были проанализированы динамика развития межнациональных конфликтов, влияние на эту динамику молодежи и пожилых людей, вступающих в конфликт, а также воздействие местных средств массовой информации на развитие конфликта.

Этнопсихологическое направление деятельности УрМИОН ведет отделение УрМИОН в Удмуртском Госуниверситете. Наиболее ценными результатами стали работы руководителя направления В.Ю. Хотинец и индивидуальных грантополучателей Н.М. Лебедевой и А. Выскочил. В этих работах были рассмотрены особенности восприятия толерантности при контактах разных культур, влияние на это восприятие со стороны различных факторов, таких как социально-политическая ситуация, уровень полиэтничности и др.). Здесь для УрМИОН появляется возможность выхода на анализ управленческих решений и вынесение рекомендаций в условиях нового притока мигрантов.

В рамках деятельности в сфере педагогики толерантности были разработаны и опробованы новые концепции такой педагогики. Во-первых, был проведен анализ концепции, разработанной Мюнхенской группой политических исследований фонда Бертельсман. Данная концепция основана на методологии Бергера-Лукмана и рассматривает толерантность как основное демократическое средство разрешения конфликтов. Согласно данной концепции, ситуация понимания в коммуникации является скорее исключением, чем правилом (поскольку социальная реальность конструируется ее различными интерпретациями и потому каждый субъект социальных отношений живет в "своей" реальности). Тем самым основной задачей педагогики толерантности является научение действиям в ситуации непонимания. Основным мотивом подобных действий, согласно этой модели, должно быть уважение прав другого индивида. И лишь когда ресурсы толерантности будут исчерпаны, конфликт следует разрешать правовыми (судебными) методами. Однако, в процессе работы педагогов стало ясно, что в российской действительности данная концепция должна быть существенно преобразована, поскольку она, во-первых, не учитывает особенностей ситуации полиэтнических регионов, во-вторых ориентирована скорее на развитие индивидуализма, нежели сотрудничества. Была разработана концепция, согласно которой развитие толерантности должно начинаться с анализа и изменения внутришкольных отношений (прежде всего отношений "ученик-учитель", но также и более сложных "родитель-ученик-учитель"). Результатом стала апробация этой модели на нескольких площадках: 1) при проведении конкурса семейного плаката по толерантности; 2) при помощи в организации кабинета толерантности в Нижнетагильской гимназии № 25; 3) при организации учебного процесса в Екатеринбургской гимназии №211. Результаты этой деятельности были довольно успешны, что позволяет говорить об обоснованности разработанной концепции (эссе о толерантности одной из учениц гимназии № 211 было опубликовано в первом выпуске "Вестника УрМИОН"). В настоящее время ведется работа по адаптации данной концепции к более широкому кругу школ. Для этого УрМИОН начал тесное сотрудничество с Тюменским Институтом Развития Регионального Образования.

Разработан раздел "Педагогика толерантности" в учебное пособие "Толерантность в Высшей школе" (Черепанова Е.С.).

В рамках направления деятельности УрМИОН под общим названием "Толерантность и средства массовой информации" ведется: 1) изучение всех значимых воздействий на СМИ и журналистов, провоциорующих интолерантность в медийных контактах (властные воздействия, влияние бизнеса, рекламы и пр); 2) изучение внутренних механизмов масс-медиа, журналистских практик, специфических профессиональных приемов отбора, обработки и распространения информации, приводящих к интолерантным эффектам; 3) мониторинг отношения современных СМИ к проблемам социальной толерантности и общественного согласия методами контент-аналитического исследования прессы, ТВ и РВ; 4) изучение реально существующих установок журналистов по отношению к различным социальным, политическим, конфессинальным и другим конфликтам и их влияние на контент; 5) изучение практик мировой журналистики в освещении конфликтов; 6) разработка принципов профессиональной этически-корректной журналистики, не провоцирующей конфликты; 7) образовательная, пропагандистская и просветительская работа среди журналистов с целью распространения идей, приемов, методов, установок толерантной журналистики.

Сама постановка этих вопросов достаточно нова и уже предпринято их обсуждение среди журналистов-практиков, редакторов ведущих изданий региона.

В рамках деятельности направления разработано учебно-методическое пособие по анализу журналистского текста с точки зрения профессионально-этической корректности (Лозовский Б.Н.).

Наконец, немалый вес в общей деятельности МИОН имеет направление, связанное с анализом гендерных взаимодействий . В основе деятельности направления лежит убеждение в том, что ни формы прямой борьбы феминистского движения, ни продуктивный в целом бум гендерных исследований не сняли проблему формирования, усвоения и развития в культуре повседневности гендерно толерантного поведения. Общество уходит от прямой пропаганды гендерного насилия, но пропитывает социальную реальность сетью образов, в которых мужское и женское представлены как некая очевидность. Поэтому сложнейшей проблемой современного обществознания становится исследование "политики репрезентаций", в том числе, маскулинного и феминного, анализ стратегий, позволяющих на современном этапе поддерживать и совершенствовать основы нетолерантной по своей сути патриархальной культуры. Углубленный анализ наиболее авторитетных гендерных репрезентаций дает возможность рассмотреть эту проблему в культурологическом аспекте.

Особое внимание в деятельности направления было уделено проблеме маскулинности в зеркале толерантности, особенно дискурсивным механизмам анализа мужского, которые отражают тесную взаимосвязь пола и этноса. Было показано, что гендерная роль и этническая идентичность российского мужчины часто сходятся в конструкте "мужик", абсолютно "очевидном" и в силу этого малодоступном для анализа. Экспансия данного образа пропитывает пространство массовой культуры в разных его сегментах. Основанием идентичности, при этом, является воспеваемая ценность специфически значимой мужской коллективности, оформляющейся в ее противопоставленности женскому, особая "патриотическая" составляющая данного образа и т.п. Эту "находку" массовой культуры, как было показано в исследованиях, активно инкорпорирует в свои стратегии власть, а потому в современной российской политике широко реализуется символическая наполненность данного образа.

Важнейшим ареалом проявления гендерного конфликта в культуре является литература и язык. Здесь исследование велось по следующим направлениям: описание бытования гендерных конфликтов в пределах конкретных феноменов литературы, в частности, в творчестве успешных писательниц; выявление имплицитных характеристик "женского" и "мужского" текстов, речевых провокаций в мужской и женской речи; анализ художественных текстов, написанных женщинами от лица мужчины и мужчинами от лица женщины.

Было проведено описание гендерной стереотипии в патриархальной культуре, в частности, параллельного сосуществования "мужских" и "женских" жанровых форм в фольклоре (на региональном материале Урала и Западной Сибири) со специфическими гендерными ролями "хозяйки" и "мастера".

Необходимо отметить, что подобный анализ гендерных отношений в литературе и их сиволической репрезентации в обществе обладает качеством новизны.

Далее, среди значимых практических результатов работы УрМИОН: а) создание указанных выше учебных курсов и учебных пособий; б) разработка ряда телевизионных передач (Перцев А.В.) на телевизионном канале Уральского федерального округа, посвященных проблемам философии власти и толерантности; в) разработка концепции стратегического развития города Екатеринбурга "Екатеринбург - толерантный город" (данная концепция принята отделом стратегического планирования городской администрации; в основу данной концепции положена идея о новой роли ценности толерантности в мультикультурных обществах и мегаполисах. Автор концепции Перцев А.В.).

В заключение необходимо отметить целостность проекта, которая достигается: а) движением проекта от общего к частному - от фундаментальных концепций к практической их реализации и эмпирическим исследованиям; б) регулярным семинаром руководителей направлений и стажеров УрМИОН, который проводится ежегодно с целью координации деятельности направлений; в) проведением Международного Конгресса, который привлек внимание научной общественности к работе УрМИОН и позволил выявить проблемные моменты в исследованиях ученых Института.