Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ВЛАСТЬ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Письмо пяти тысяч: антисемитизм в законе

Александр ВЕРХОВСКИЙ

Не успел забыться скандал с обращением в Генеральную прокуратуру девятнадцати депутатов, потребовавших закрыть все еврейские организации, как последовало продолжение. Новое обращение по тому же адресу, о котором стало известно 21 марта, депутаты не подписывали, зато его подписало более пяти тысяч недепутатов.

Собственно говоря, сам процесс извечной борьбы национал-патриотической общественности с "еврейским экстремизмом" и не прекращался, просто он на время выпал из фокуса общественного внимания.

В нашем приученном к тотальному политпиару обществе больше всего обсуждается вопрос, "кому выгодно". Но когда имеешь дело с реальным идеологически мотивированным движением, этот технологический подход не срабатывает. Может быть, кому-то в "большой политике" и выгоден сначала скандал с "письмом пятисот", а теперь и с "письмом пяти тысяч", но невозможно поверить, что этот «кто-то» сумел организовать такую кампанию в давно сложившейся и живущей своей жизнью среде "патриотической общественности", особенно того ее фрагмента, в котором возникло это обращение. Поэтому полезнее обсуждать ситуацию по существу (впрочем, это и всегда полезнее).

Речь идет не о спонтанной вспышке антисемитизма, как может показаться, а о давно разрабатывавшейся идеологической атаке. И основание ей невольно положило само государство.

Летом 2002 года был принят закон "О противодействии экстремистской деятельности", согласно которому экстремизмом называются, вместе с терроризмом, мятежом и т.д., действия, которые можно охарактеризовать как религиозную или этническую интолерантность. За "экстремизм" согласно закону чрезвычайно легко закрыть любую организацию или издание, привлечь к уголовной ответственности любого гражданина, а "экстремистские материалы" запретить к распространению. Никаких оговорок, в том числе насчет степени общественной опасности "экстремистской деятельности", в законе нет. Поэтому формально по закону легко закрыть религиозную организацию, использующую в своей деятельности положения и тексты, интолерантные к иноверию. Скажем прямо, закрыть по этому закону можно почти всю прессу и почти все религиозные организации. Но этого не происходит – закон, к счастью, почти не работает.

Однако его принятие вдохновило публициста Михаила Назарова, православного монархиста самого крайнего толка, на творческую разработку старой национал-патриотической идеи борьбы с "еврейским фашизмом". Назаров уже летом 2002 года написал статью "Закон об экстремизме и "Шулхан Арух", опубликованную в сокращении в "Завтра", а полностью в "Русском вестнике" и затем даже выпущенную отдельной брошюрой. Назаров указывал, что иудаизм опирается на целый ряд интолерантных к иноверцам религиозных текстов, начиная с Талмуда (примеров из Ветхого Завета православный автор приводить не стал) и заканчивая кратким сводом религиозных правил "Кицур Шульхан Арух", опубликованным в XIX веке, который в свою очередь базируется на своде XVI века - "Шульхан Арух". Назаров, используя богатую традицию антииудаистской полемики, приводил списки цитат из "Шульхан Арух" и иных источников и доказывал, что книги эти возбуждают в читателе отнюдь не лучшие чувства по отношению к иноверцам.

Да, Назаров цитировал неточно, а порой и весьма неточно, но в главном спорить с ним невозможно – древние и средневековые религиозные тексты интолерантны. И, понятно, это не есть исключительное свойство иудаизма. Однако здравый смысл и наука религиоведение подсказывают, что реальная деятельность религиозных организаций не диктуется буквально такими текстами. Назаров же этим соображением пренебрегает и в этом – в том-то и беда – совпадает с плохо написанным антиэкстремистским законом.

Видимо, осенью прошлого года Назаров начал собирать подписи под обращением в Генеральную прокуратуру, ставшим в январе известным уже как "письмо пятисот". Не исключено, что Назарова вдохновило решение Савеловского суда города Москвы от апреля 2004 года, признавшего экстремистской "Книгу единобожия" основателя ваххабизма, написанную в XVIII веке. Если так, то почему не попробовать с "Кицур Шульхан Арух", которая на целое столетие к нам ближе...

Да, наше государство не готово разбираться с иудаизмом, как с ваххабизмом. Точно так же прокуратура не откликнулась на призывы московских неоязычников проверить на экстремизм Библию и Русскую православную церковь, хотя любой, кто читал Библию, видел там весьма и весьма интолерантные высказывания о язычниках. Здравый смысл государству, слава Богу, не чужд.

Но закон есть закон, и к нему апеллируют уже пять тысяч человек. Тем более что в опубликованной верхушке списка есть не только активисты национал-патриотических организаций и изданий, но и вовсе не маргинальные деятели: скульптор Вячеслав Клыков или экс-чемпион мира по шахматам Борис Спасский. Депутаты из числа тех 19-ти тоже не намерены оставаться в стороне: как сказал заместитель председателя ЦК КПРФ Владимир Кашин, на сей раз они планируют подать отдельное обращение в Министерство юстиции.

Государству надо что-то решать - или с подписантами, или с их требованиями, или – лучше всего – с нелепым законом.
"Письмо пяти тысяч" отличается от "письма пятисот" только более внятными юридическими требованиями. Подписанты просят проверить содержание "Кицур Шульхан Арух" и запретить книгу как экстремистскую, но не ограничиваться этим, а предлагают "возбудить дело о запрете в нашей стране всех религиозных и национальных объединений, основанных на морали "Шулхан аруха"". Авторы полагают, что евреи в массе своей следуют этой "экстремистской" морали, а посему надо повыгонять их (видимо, после проверки «на нравственность») с ответственных постов и пересмотреть приговоры национал-патриотам, "инициированные еврейской стороной". Конечно, последние требования, продиктованные непреодолимым этноцентризмом мышления, прокуратура рассматривать не может, но отказаться от проверки "Кицур Шульхан Арух" сложнее: а вдруг там и впрямь такое...

Можно разве что дать Генеральному прокурору сугубо практический совет. В 2003 году единомышленники Назарова в Ставропольском крае уже обращались в краевую прокуратуру по тому же самому поводу. И краевая прокуратура действительно вызвала для дачи объяснений главу местной еврейской общины. Судя по отсутствию последствий, та прокурорская проверка установила, что экстремистской деятельностью использование данной книги не является. Вот на это можно и сослаться.

Только ведь заявители могут обжаловать это решение в суде – и тогда уже в суде развернется совершенно неуместная там дискуссия о смысле старинных религиозных текстов. Так уже бывало, и не только на упоминавшемся суде над "Книгой единобожия": содержание Библии тоже активно обсуждали - на процессе "Свидетелей Иеговы" или на судах, связанных с учебником А. Бородиной "Основы православной культуры".

Более всего хотелось бы положить этому конец. И делать это лучше не путем ответного поиска экстремизма в самом "письме пяти тысяч", несомненно антисемитском: ну, найдутся там "признаки экстремизма", так в следующий раз напишут аккуратнее. Единственный разумный выход – изменить хотя бы некоторые нормы антиэкстремистского закона, провоцирующего по сути такие ситуации.