Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ТЕРРОРИЗМ

Психологические аспекты освещения терроризма в СМИ

Мария Малашенкова , психолог

В современном обществе, в условиях социально-экономической и политической нестабильности, постоянно возникают новые обстоятельства, которые ведут к возникновению дополнительных стрессовых факторов и дальнейшей социальной, психической дезадаптированности индивидов и групп. Одним из самых сильных стрессовых факторов является терроризм. Терроризм в последние десятилетия начал приобретать все более глобальные масштабы. Последствия террора затрагивают жизнь не только непосредственно ввязанных в эту борьбу людей, но и жизнь мирного населения. На проблему терроризма приходится все больше обращать внимание как философам, политикам, конфликтологам, социологам и террологам, так и психологам.

С психологической точки зрения терроризм - это способ жизни, мышления и особой деятельности, включая ее мотивы, идеологические обоснования и оправдания тех, кто использует террор как цель и средство достижения своих потребностей и интересов, то есть - террористов. "По своим психологическим особенностям террористы особенно близки должны быть убийцам, поскольку терроризм в первую очередь и в основном - это убийство. Точнее - его особая разновидность, когда посягательство на чужую жизнь чаще происходит не из-за ненависти или вражды к данному конкретному человеку, а в связи с тем, что он является представителем какой-то социальной группы, исполнителем определенной социальной роли. Это, за исключением нападений на государственных и общественных деятелей, так сказать неличностные преступления" [Антонян, 1998].

Для квалификации акта насилия как террористического, мы должны учитывать, что важно не только место, где этот акт совершен, но и те цели, которые в каждом конкретном случае преследовались и те объекты, которые были вовлечены в него. Исходя из этого, мы можем выделить как минимум две категории акций, проходящих под знаком национально-освободительной борьбы. К первой категории можно отнести организуемые и осуществляемые национально-освободительным движением нападения на правительственные объекты колониальных режимов, представителей оккупационных властей, их военные отряды и т.п. В результате этих акций наносится большой урон оккупационным, колониальным режимам, и со стороны международного общественного мнения не встречается какой-либо отрицательной реакции.

Во вторую категорию включаются жесточайшие акты, направленные против ни в чем неповинных людей, совершаемые со стороны лиц, заявляющих о своей принадлежности к тому или иному национально-освободительному движению. В этом случае объектом насилия выступают частные лица, которые уничтожаются под лозунгами национально-освободительных целей. Эти акции уже встречают большое общественное осуждение, неодобрение и протест и скорее наносят ущерб делу национального освобождения.

В целом, можно сказать, что в основе терроризма как явления лежит насилие, которое осуществляется на самых разных уровнях - от физического до психологического. Создается ситуация постоянной угрозы жизни, запугивания людей с тем, чтобы добиться от них реализации своих целей.

Для полного понимания характера терроризма и смысла отдельных террористических актов, считает Антонян, необходимо опираться не только на сегодняшние социально-политические, национальные и другие обстоятельства и конфликты, но и иметь представление об исторических корнях этого явления. Здесь появляется план глубинной человеческой истории, уходящей своими корнями в дорелигиозные и религиозные представления, совершенно другие представления и мироощущения человека, его отношение к обществу и самому себе, его вечным и бесплодным поискам защиты и справедливости. Поэтому, для объяснения причин и для понимания всего явления терроризма в целом, необходимо учитывать и социальные, и психологические аспекты проблемы [Антонян, 1998].

Сами террористические акты - взрывы в местах скопления людей, транспорте - включены в понятие бытовой терроризм по критерию того, что они якобы лишены конкретной цели. Но все же мы можем сказать, что у этих событий есть исполнители (как непосредственные, так и дистанцированные) и есть некая конкретная цель, выражающаяся в создании такой социальной ситуации, которая держит всех в страхе и постоянном напряжении. Это и создание угрозы жизни на физическом уровне, и дестабилизация управления обществом. На психику отдельного человека все это влияет самым деструктивным способом - возникает утрата уверенности в защищенности, ломаются привычные способы реагирования даже на неаффективные*) ситуации, возникают психические состояния, которые можно классифицировать как выходящие за пределы нормы - депрессии, панические реакции, постоянное чувство страха и т.п.

В последние годы многие исследователи обратили особое внимание на роль средств массовой информации в освещении террористических актов. В оборот введено понятие информационного терроризма, как прямого воздействия на психику и сознание людей в целях формирования нужных мнений и суждений, определенным образом направляющих поведение людей. Сюда же относится насильственное пропагандистское воздействие на психику людей, которое не оставляет человеку возможности реагировать на получаемую информацию критически. Для распространения этой информации, обычно очень объемной и безапелляционной, чаще всего используются средства массовой информации, а также всякого рода слухи [Грачев, Мельник, 1999; Назаретян, 1999; Ольшанский, 2002]. Все это направлено на усиление атмосферы страха и ужаса, которые возникают у получателей информации.

На международной конференции "Терроризм и электронные СМИ" в Геленджике, которая проходила в октябре 2005 года, много говорили о том, что в современных условиях любой террористический акт, какими бы лозунгами он не прикрывался, бессмыслен без радио и телевидения, без Интернета и журналистов, без их способности мгновенно разнести по миру информацию о теракте, вольно или невольно посеять панику, страх и ужас в душах людей, чего собственно и добиваются всегда террористы, чтобы дестабилизировать общество, посеять в нем сомнение в дееспособности власти, ее правоохранительных органов, начать навязывать населению свою человеконенавистническую идеологию и волю. Что СМИ, хотят они того или не хотят, используя свое право на свободу слова, часто становятся добровольными заложниками и даже пособниками экстремистов. В поисках сенсации предоставляют им место в эфире, мешают проведению антитеррористической операции, иногда раскрывают конфиденциальные планы борцов с оргпреступностью, сами лезут под пули и подставляют под бандитский огонь бойцов спецподразделений и даже невинных людей... Словом, претензий и упреков в адрес журналистов было высказано довольно много.

Разумеется, вопрос об изображении насилия в средствах массовой информации не так прост, как думают некоторые участники конференции. После Второй мировой войны психологи активно изучали проблему воздействия насилия на сознание людей, и тогда были выдвинуты несколько концепций по поводу того, стоит ли изображать насилие в средствах массовой информации. Одна из теорий - теория катарсиса - состояла в том, что когда люди видят на экране насилие, то они как бы переживают это насилие и изживают из себя инстинкт насилия. И, соответственно, показ насилия оправдывался тем, что человеку - исходя, в основном, из фрейдистских психоаналитических теорий - свойственно стремление к насилию, и чтобы это насилие преодолеть, надо его изобразить. И человек, увидевший насилие, потом сам насилия совершать не будет. Другая теория представляла дело иначе и говорила о том, что воспроизведение на экране (речь тогда шла, в основном, о кино) способствует распространению насилия.

Эти две точки зрения по-прежнему существуют и, в общем, имеют право на существование. Но сегодня ситуация осложняется тем, что насилия стало больше в жизни. Если мы сравним изображение тех, кто борется с насилием, в фильмах и на телевидении 60-70-х годов и сегодня, то увидим, что борцы с насилием очень сильно изменились. Что делает современный борец с насилием? Он хватает жертву, бросает ее на пол и топчет ногами. И трансляция такой борьбы с насилием очень часто ведет к пропаганде насилия, так как ценности смещаются.

Обобщая, можно сказать, что информация, которую получает человек из газет и журналов, телевидения, - достаточно значимый аффективный фактор, влияющий на систему психологических защит личности. Восприятие информации, отображающей насилие, вызывает негативные эмоциональные переживания у человека, и может отразиться на системе психологических защит личности. В первую очередь, эта информация сказывается на общей выраженности психологической защиты, а также на таких базовых защитах, как отрицание, проекция и замещение. Защита по типу замещения переводит аффективные переживания человека на тот объект, на котором они могут быть отыграны. Таким образом, происходит разрядка негативных эмоций не на самом объекте, вызвавшем эти эмоции, а на более доступном и менее опасном объекте. Проекция избавляет человека от переживания сильных аффективных чувств, путем приписывания их какому-то другому субъекту или группе субъектов. Происходит как бы передача эмоций, испытываемых личностью, другому человеку, и, таким образом, они перестают восприниматься как свои. Отрицание избавляет человека от самого восприятия аффективной информации, закрывая доступ этой информации в его сознание. Происходит изменение восприятия внешней среды и посредством этого достигается редукция тревоги, опасность отодвигается и как бы перестает существовать для респондентов. Тем самым идет попытка регуляции эмоционального состояния субъекта и возвращение этого состояния в норму. Выраженность защитных механизмов личности может служить показателем того, что человек склонен лучше воспринимать и запоминать аффективную информацию. Так как такого рода аффективная информация нуждается в устранении из сознания, усиливается выраженность психологических защит личности. Система психологической защиты начинает активизироваться для того, чтобы справиться с негативной информацией, которую воспринимает человек. У людей же, которые не склонны воспринимать аффективную информацию, защиты актуализированы меньше.

Для того чтобы справиться с возросшим числом конфликтов внешнего и, как следствия, внутреннего плана, люди вынуждены более интенсивно использовать механизмы психологической защиты и соответствующие формы защитного поведения. В широком смысле внешний конфликт понимается как практически любое стимульное событие внешней реальности, способное вызвать у данного субъекта эмоциональное напряжение и психологический дискомфорт, иначе говоря, привести его в состояние внутреннего конфликта. Спектр событий подобного рода чрезвычайно широк: от межличностных взаимодействий до любой информации неопределенно-личного или безличного характера, от соматических заболеваний до экономических трудностей, конфликтов и т.д.

Как одно из событий подобного рода, которое приводит к необходимости защитной реакции, выступает явление терроризма и возросшее число террористических актов в нашем обществе. Они приобретают характер реальной угрозы для жизни каждого человека из-за своей массовости и общедоступности тех мест, где происходят. Даже не пострадавшие в таких актах люди испытывают страх по отношению к этому явлению. Это заставляет их пересматривать свое отношение к явлению терроризма, формировать свой собственный взгляд на это явление. Соответственно, у людей возникает мнение о том, какое место занимает терроризм в их жизни, насколько он им опасен и близок. Можно предположить, что постоянное повторение трансляций событий с мест терактов и их освещение в печатных изданиях может привести только к еще большей невротизации общества.

В итоге, хотелось бы подчеркнуть необходимость учитывать ту реакцию, которая возникает в результате восприятия репортажей о терактах у людей, составляющих наше общество, более внимательно относиться к составлению репортажей с мест трагических событий и отображения их как в видео-, так и в печатных обзорах.

*) А ффективная ситуация - это любая ситуация, вызывающая у воспринимающего ее субъекта сильные эмоциональные переживания, связанные с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств и сопровождаемая выраженными двигательными проявлениями и изменениями в функциях внутренних органов [Большой толковый психологический словарь, 2001].