Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. СМИ

"Скорая помощь" против языка вражды

Надежда Ажгихина
О шведском опыте преодоления ксенофобии в СМИ

В последние недели состоялось сразу несколько дискуссий, посвященных проблеме агрессивных тенденций и проявлений всякого рода человеконенавистничества в СМИ. Только в Москве прошли презентация результатов исследования "Язык вражды в предвыборной агитации и вне ее" (авторы – Московская хельсинкская группа, Центр развития демократии и прав человека, Информцентр "СОВА"), пресс-конференция Ассоциации этнопублицистики, посвященная мониторингу столичной периодики, дискуссия о роли профессиональных организаций в воспитании культуры толерантности в Союзе журналистов. Несколько "круглых столов" и семинаров на ту же тему состоялись в регионах. Агентство социальной информации объявило конкурс прессы "Нет ксенофобии и национализму", группа правозащитных организаций объявила конкурс антифашистского плаката. Другими словами – всем миром встанем против ксенофобии.

Разумеется, лучше поздно, чем никогда. Вопрос в другом: что именно можно сделать в ситуации, когда процесс столь сильно запущен, когда пресловутый язык вражды, он же - целый комплекс языковых и изобразительных средств, стимулирующий агрессию читателя и зрителя как на сознательном, так и на подсознательном уровне, - не исключение, а едва ли не общепризнанная норма многих популярных изданий и программ? Из памяти не выходит эпизод двухлетней давности: на обсуждении проблемы нетерпимости в СМИ, организованном по инициативе правозащитников, этнологов, журналистов, был продемонстрирован толстенный альбом, состоящий только из заголовков популярнейших молодежных газет за последний год. Несколько сот фраз, каждая из которых практически попадала под статью о разжигании межнациональной розни. Не думаю, что с тех пор таких фраз стало меньше. Что делать?

Существуют ли вообще где-то, пусть не у нас, некие механизмы, способные обуздать эскалацию агрессии и ненависти?

Этот вопрос я задала своей шведской коллеге Анн Лагерстром на конференции в Стокгольме. Речь шла об этике, о новых вызовах глобализации, неотъемлемой приметой которой во многих европейских странах стали активизация миграции и ее печальное следствие - нарастание националистических тенденций. В благополучной Швеции, этом острове социализма с человеческим лицом и эталоне толерантности, ставшей частью государственной идеологии, появились нацистские группы, в самом центре столицы, в подземном переходе у Шведского культурного центра, продавали практически открыто фашистские брошюры и диски, газеты информировали о столкновениях подростков - шведов и азиатов - в пригородах, и интерпретация событий вызывала разноречивые мнения коллег. Некоторые из аргументов звучали для нашего уха странно. Например, многие журналисты осудили репортера криминальной хроники, указавшего, что нетрезвый водитель, сбивший ребенка, был турок. По их мнению, это укрепляло в умах читателей стереотип, согласно которому турки - вообще плохие водители, много пьют и опасны для общества. Другие коллеги не соглашались и замечали, что не указать на национальность в данном случае - значит не дать аудитории полную и правдивую информацию и что эмигранты действительно чаще совершают правонарушения, чем шведы.

Посмотреть на чужой опыт, пусть он нам в чем-то кажется наивным и далеким от родной действительности, всегда полезно, это позволяет подметить в собственной практике подчас неожиданные моменты.

В существующих в Швеции Этических принципах для прессы, радио и телевидения имеется целый ряд положений, направленных на защиту интересов героя публикации. "Тщательно взвесь все доводы, решая, стоит ли публиковать такие сообщения, которые могут нарушить неприкосновенность частной жизни. Откажись от публикации, если она не представляет собой интереса для широкой общественности", - это из пункта 7. Пункт 9 гласит: "Не подчеркивай расовую принадлежность, национальность, пол, профессию, принадлежность к политическим партиям и группировкам или вероисповедание героев своих материалов, если это может носить пренебрежительный характер и не имеет общественной значимости". Неприкосновенность частной жизни подчеркивает и предыдущий пункт: "С предельной осторожностью обращайся с публикацией материалов о жертвах преступлений и несчастных случаев. С особенной тщательностью взвесь "за" и "против" при решении об обнародовании имен и публикации фотографий, учитывая состояние людей и проявляя уважение к родным и близким". Однако почти каждый из перечисленных пунктов имеет оговорку "если", и на практике принятие решения не так просто. Автор книги "Десять заповедей журналистики" известный телерепортер и ведущий программ Эрик Фихтелиус приводит несколько примеров, свидетельствующих о том, что в ряде случаев стремление к повышенной политкорректности приводит к прямо противоположным результатам. "Если общественность начнет подозревать, что средства массовой информации сознательно замалчивают какие-то темы, скажем, касающиеся беженцев, это приведет к повышенной подозрительности к этим группам населения и создаст благодатную почву для предубеждений и домыслов", - пишет Фихтелиус, упоминая при этом, что излишняя деликатность СМИ привела к рождению националистической партии. В то же время в демократической и политкорректной Швеции, с ее принципами "нейтральной журналистики", все чаще стали звучать ноты недовольства мигрантами, и в СМИ начал проникать тот же язык вражды, хотя и в несопоставимых с нашими масштабах. И это вызвало озабоченность.

В 2001 году шведское правительство утвердило Национальный план действий против расизма, ксенофобии, гомофобии и дискриминации. План предполагает разработку новых, более жестких антидискриминационных законов, ограничение деятельности экстремистских групп, активную кампанию в школах по воспитанию толерантности, а также обозначает основные параметры деятельности Уполномоченного по борьбе с дискриминацией (один из нескольких омбудсменов, назначаемых правительством). Особое внимание уделяется всестороннему изучению форм и проявлений дискриминации, а также работе по ее преодолению на местном уровне в регионах страны, поддержке молодежных инициатив против ксенофобии. На эти цели в 2001-2003 годах из бюджета выделена сумма в эквиваленте 3 миллионов долларов США. Параллельно развивается работа Шведского совета по интеграции, работающего в тесном контакте с Уполномоченным по этническим правам.

Несмотря на то, что государство выделяет серьезные средства и создает значительные оргресурсы, проблема остается довольно острой. Убедиться в этом я смогла в штаб-квартире уникальной организации (она же - офис редакции журнала), посвятившей свои силы борьбе с ксенофобией. На двери редакции нет таблички, и адрес не значится в справочнике. Это из соображений безопасности: редактору и авторам не раз угрожали. Дело в том, что журнал публикует материалы о деятельности нацистских групп в Швеции и в Северной Европе, и журналисты нередко добывают информацию, внедрившись в ряды экстремистов. Стиг Ханссон, главный редактор, показал мне архив, в нем упомянуты более трехсот европейских фашистских организаций.

Еще одна небольшая журналистская группа, направленная на искоренение национализма и расизма, вот уже четыре года работает под эгидой молодежного Красного креста. Она называется "Быстрый ответ" и пользуется большой известностью в стране. Свою задачу лидер группы Иосиф Эль Махди и его команда видят в том, чтобы немедленно реагировать на агрессивные выступления прессы, радио и ТВ и делать это предметом широкого обсуждения… "Быстрый ответ" ведет мониторинг подобных выступлений, выпускает собственные материалы в ответ на националистические, проводит дискуссии в профессиональной среде, лекции и семинары в центрах и школах журналистики. "Мы - своего рода скорая помощь, которая должна приехать и сделать инъекцию заразившемуся национализмом, - говорит Иосиф, - мы стараемся очистить от вредных стереотипов и новых предрассудков наше медийное пространство, которое становится мультикультурным, как и сама страна. В фокус ежедневного мониторинга организации попадают семь крупнейших газет: "Свенска Дагбладет", "Двагенс Ньюхеттер", "Экспрессен", "Автонбладет", "Гетеборг- Постен", "Метро", "Судвенска Дагбладет". "Быстрый ответ" публикует критические обзоры публикаций по проблемам миграции, расизма, ксенофобии, а также размещает обзоры на собственном веб-сайте. Здесь же вывешены результаты ежемесячного мониторинга, информация о том, где можно почерпнуть новые сведения по проблемам миграции, толерантности, здесь можно немедленно получить ответы на возникающие вопросы в режиме он-лайн. В октябре вышла книга, основанная на отчетах и переписке с журналистами, эту книгу, помимо журналистов, сейчас активно используют учителя средних школ на занятиях по общественным наукам. Члены команды регулярно выступают с лекциями - их слушателями за эти годы были почти все главные редакторы СМИ, практические журналисты, студенты и слушатели курсов повышения квалификации. Их нередко приглашают выступить в регионах Швеции перед работниками муниципалитетов и социальных служб. В последнее время "Быстрый ответ" активно сотрудничает с журналистскими организациями всей Скандинавии. В планах - поездка в Россию, встреча с коллегами в СЖР.

"Быстрый ответ", несмотря на небольшой штат и круг активистов, - организация в Швеции заметная, пользуется уважением, вниманием коллег, к ней прислушиваются руководители СМИ. В то же время некоторые коллеги критикуют организацию за то, что ее внимание сосредоточено в основном на проблеме мигрантов и этнических меньшинств, что она не учитывает другие формы нетерпимости: сексизм, гомофибию, пренебрежение к инвалидам и больным СПИДом. Нетрудно заметить, что в России "язык вражды" также понимается чаще всего как чисто националистический, в объявленных конкурсах ни о какой иной агрессии, кроме как по этническому и конфессиональному признаку, не говорится. Есть и другая проблема: как показали недавно прошедшие в Москве обсуждения, некоторые авторы готовы считать признаком ксенофобии любое негативное упоминание о представителе ислама или носителя нетитульной национальности. В этом смысле шведский опыт дискуссии нам тоже может оказаться полезен. Как очень полезной оказалась дискуссия в ЦДЖ, на которой выступила представительница шведского ПЕН-центра Кристина Хультман. Она обобщила последний опыт противодействия ксенофобии в стране и подчеркнула комплексный и многосторонний характер проблемы. "Почему-то принято считать, что инвалидов дискриминируют отдельно, мигрантов отдельно, больных СПИДом отдельно, - сказала она, - но ведь это - разные формы проявления одного явления, и бороться надо с причинами самого явления, а не его частными проявлениями".

Разумеется, наивно полагать, что небольшая группа энтузиастов, пусть даже самых активных и талантливых, сможет реально воздействовать на массив ксенофобских публикаций в российских СМИ. Да и с быстрой реакцией не получится: не хватит тех, кто сможет отреагировать. Однако присмотреться к шведскому опыту, наверное, стоит. Хотя бы для того, чтобы развеять сложившийся, к сожалению, стереотип относительно того, что всякое человеконенавистническое заявление или действие в нашей стране безнаказанно, не встречает отпора, и едва ли не пользуется молчаливым одобрением как власти, так и журналистов.

 Источник: "Виртуальный журналист", май 2005