Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. СМИ

МЫ - СОГРАЖДАНЕ (СМИ и общество)

Оглавление

Журналистика как призвание и профессия

Светлана КАДЯЕВА, ведущий специалист по охране прав несовершеннолетних,
Московская районная Управа "Восточное Дегунино"

Проводником нынешней политики среди
масс общественности все чаще становится
умело сказанное или написанное слово…"
М. Вебер, 1919 год

Я сознательно перефразирую название статьи М. Вебера "Политика как призвание и профессия", написанной в 1919 году. Когда читаешь эту статью, аналогия между профессией политика и профессией журналиста напрашивается сама собой. Прежде всего, это публичные профессии. И политик, и журналист не могут состояться без публики, без диалога с ней, без ее благосклонности. Ведь оба претендуют на то, чтобы влиять на общество, стать его лидерами, хотя и каждый в своей сфере. И тот, и другой, чтобы состояться, должны быть страстными "в смысле ориентации на существо дела, страстной самоотдачи делу"1. Но и тот, и другой в идеале должны, по словам М. Вебера, сделать ответственность "главной путеводной звездой" своей деятельности. И журналист, и политик существуют между двух огней: их действия могут быть ориентированы либо на "этику убеждения", либо на "этику ответственности". Иными словами, "поступай как должно, а за последствия ты не отвечаешь, или же - надо расплачиваться за (предвидимые) последствия своих действий" 22. Остановлюсь пока на этом бросающемся в глаза сходстве и отмечу еще одну существенную связь - политик и журналист не могут существовать друг без друга. Ведь современный политик без журналиста нем. Журналист озвучивает политика, делает его доступным публике, электорату. Будь политик трижды харизматичен, его и не заметили бы в сегодняшнем мире, если бы не СМИ. Но и журналист без политика лишился бы точки приложения своего потенциала. Ведь политические темы в СМИ сегодня как никогда персонифицированы и как никогда доминируют, они являются основой диалога журналиста с обществом. Иными словами, журналист и политик "скованы одной цепью".
    Публичность профессии и слишком тесная связь с политикой порождает для журналиста море соблазнов в различных ипостасях, поддавшись которым журналист может утратить моральную почву под ногами. Лишившись этой почвы, журналист лишится возможности диалога, а потеряв свою аудиторию, он и для политика станет неинтересным и ненужным. Обилие моральных кодексов, конвенций и прочих документов, созданных журналистами, - это, на мой взгляд, отчаянная попытка цеха защититься от соблазнов современного мира, когда рыночные ценности, возведенные в ранг абсолюта, устремились в те сферы, где, по мысли Дж. Сороса, им не место и в которых по праву должны доминировать ценности общественные3.
    Эта попытка может быть как искренней, так и бессознательно лицемерной. В последнем случае, все кодексы - лишь демагогия, смысл которой в том, чтобы сохранить за журналистским цехом позицию "четвертой власти". Не хотелось бы думать, что это так. В первом же случае обилие кодексов означает стремление сохранить достоинство и самоуважение, что возможно, если журналистика выполняет свою миссию посредника между властью и обществом на стороне гражданского общества.
    Именно промежуточное, посредническое (между обществом и властью) положение СМИ и задает все основные противоречия, давление которых испытывает на себе журналистика. Близость к власти - искушение для СМИ, здесь открывается возможность заразиться ее болезнью (а точнее - имманентным свойством) и "свалиться" в управление общественным мнением, а то и в манипулирование. Осознание же себя общественной силой выдвигает к СМИ совсем иные требования - проповедовать и исповедовать ценности свободы. Для каждого журналиста существует выбор: служить обществу или прислуживать власти.
    Перейдем к обзору документов, цель которого - прояснить суть нормотворческой активности журналистского цеха.
    На протяжении почти пяти десятилетий журналистское сообщество принимает все новые профессионально-этические кодексы4. Эти документы созданы в различных странах, различными международными профессиональными объединениями журналистов, Парламентской Ассамблеей Совета Европы, ЮНЕСКО и т.д.
    Во всех документах звучит как понимание прессой своей роли в системе связей с общественностью, так и груза ответственности перед обществом, который ложится на СМИ. Выражается это в постоянно встречающихся словах "обязанность", "долг", "мораль", "этика", "честность", "справедливость", "достоинство", "беспристрастность" и т.п. Каким бы спорным ни был термин "четвертая власть", пресса не без оснований ощущает себя таковой. Достаточно вспомнить Томаса Джефферсона, который сказал однажды, что если бы ему пришлось как гражданину выбирать жизнь с правительством без прессы или жизнь со свободной прессой, но без правительства, он выбрал бы последнее.
    Такова потенциальная сила и власть СМИ. И эта власть над умами людей весьма ощутима сегодня. В стабильных западных странах СМИ при всех издержках - это еще и действенный инструмент общественного контроля за деятельностью власти. Именно журналисты обеспечивают прозрачность принимаемых властью решений и качество их исполнения. Публичные политики, чиновники исполнительной власти любого ранга вынуждены считаться с влиятельностью СМИ. Но этот же потенциал прессы несет с собой немало искушений, помешать материализации которых и призваны те самые кодексы, декларации и положения.
    С другой стороны, пресса постоянно чувствует угрозу своей свободе. Огромное количество чиновников, коммерческих и некоммерческих, государственных и негосударственных структур жаждут "порегулировать" и "поуправлять" прессой. В ответ активизируются процессы саморегулирования СМИ, в чем проявляется, по словам А. Симонова, инстинкт самосохранения прессы. "Саморегулирование, в том числе и с помощью мирового и отечественного опыта кодификации, - наиболее разумный способ вопреки неразумному способу регулирования"5. Как важный момент отметим, что все кодексы журналистов являются самообязательствами, а не требованиями, предъявляемыми к другим. И это можно считать одним из ярких подтверждений того, что пресса хочет видеть себя частью сообщества граждан. Очень важно поэтому не сводить роль кодекса (имеются в виду приведенные ниже документы) к правилам игры, которые никак не соотнесены со смыслом той деятельности, которую эти правила регулируют, или к технике безопасности, важно не забывать о том, что это - нравственный кодекс.
    В своей книге М.И. Шостак, доцент факультета журналистики МГУ, приводит самые распространенные обвинения в адрес журналистов. Они звучат так: искажение фактов, замалчивание фактов, публичное раскрытие моментов "не для печати", вторжение в частную жизнь, присвоение права говорить от имени других6.
    Какие же прилагаются усилия, дабы этого избежать либо свести к минимуму?
    Одним из первых международных документов, обозначивших стандарты профессионального поведения журналистов, была "Декларация принципов поведения журналистов"7. Эта декларация сформулировала стандарт профессионального поведения журналистов в области приобретения, передачи, распространения и комментирования информации и описания событий. Но может ли какой-либо документ или даже закон перекрыть все жизненные ситуации? Нет, конечно. (Поэтому, кстати, и существует в некоторых странах прецедентное право.) Так и данный документ не является палочкой-выручалочкой в неоднозначных для журналиста ситуациях. В Декларации нельзя найти готовых ответов. Но в ситуации морального выбора, который нередко возникает в журналистской работе, человек решает сам и отвечает сам за последствия своего решения. В этом смысле он обречен и на свободу выбора, и на индивидуальную ответственность. И эта Декларация и принятые впоследствии международные документы на ту же тему не являются гарантией того, что журналист, следующий данным кодексам, найдет правильное решение. Это всего лишь шанс найти правильное решение в тех сложных ситуациях, в которых приходится работать, и в условиях естественного противоречия, которое присуще СМИ в силу его посреднического положения между обществом и властью. Итак, Декларация сформулировала основные нормы поведения журналистов, которые в дальнейшем подтверждались практически во всех принимаемых документах. Это следующие положения:
    1. Уважение правды и права общества знать правду - первоочередной долг журналиста.
    2. Честный сбор и публикация информации, а также право на честный комментарий и критику8.
    3. Надежность источников информации, что обеспечивает ее достоверность. Журналист не должен пренебрегать важной информацией, но не должен подтасовывать ее или фальсифицировать документы9.
    4. Исправление или опровержение недостоверной информации, которая может нанести серьезный ущерб.
    5. Соблюдение профессиональной тайны и неразглашение источников информации.
    6. Избегание дискриминации на основе расы, пола, языка, вероисповедания и т.д.10
    Как профессиональные нарушения рассматриваются в документах плагиат, умышленное искажение фактов, клевета, оскорбление, необоснованное обвинение, получение взятки в любой форме за публикацию (непубликацию) того или иного материала11.
    Обязательства, которые берут на себя журналисты и пиарщики, просто "собранье качеств, в каждом из которых печать какого-либо божества". Конечно, не всегда удается соответствовать этим ориентирам, но обнадеживает уже то, что они обозначены.
    В 1952 году была принята Резолюция 635 ООН "Свобода прессы и информации: проект международного кодекса этических норм". В этой Резолюции говорилось о Проекте международного кодекса этических норм для работников сферы информации. Генеральная Ассамблея отмечала, что работа над этим Проектом должна вестись без какого-либо вмешательства со стороны правительств, будь то на национальном или международном уровне. В преамбуле Проекта подчеркивается, что "свобода прессы и информации является одним из основных прав человека и важным критерием всех свобод, включенных в Устав ООН и провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека. Она имеет решающее значение для сохранения и развития мира".
    В дальнейших документах положения Проекта 1952 года и Декларации 1954 года в той или иной форме обязательно присутствуют. А поскольку СМИ, являясь в идеале неотъемлемой частью гражданского общества, должны обслуживать его интересы, профессиональные кодексы журналистов, дополняясь и развиваясь, отражали те или иные насущные проблемы, которые волновали общество12.
    В Резолюции 428 относительно СМИ и прав человека13 говорится о принципах, соблюдая которые, СМИ смогут выполнять свою функцию в интересах общественности. В частности, на СМИ как на общественный институт распространяется право на свободу выражения своего мнения, которое включает право искать, получать, передавать и распространять информацию. Власти же обязаны в разумных пределах им эту информацию предоставлять. Очень важная вещь: независимость СМИ от государственного контроля должна быть законодательно закреплена, цензуры быть не должно. Независимость СМИ от угрозы со стороны монополий также должна быть защищена. Есть в этой резолюции и целый раздел, касающийся мер по обеспечению ответственности печати и других средств массовой информации (какая же свобода без ответственности?). А ответственность эту СМИ несут как перед обществом в целом, так и перед отдельными гражданами. И тут снова уместно вспомнить Вебера: "В сфере политики (читай - журналистики) есть два рода смертных грехов: уход от существа дела и безответственность".
    В специальном разделе оговариваются меры по защите индивида от любого посягательства на его privacy. Это право касается личной, семейной и домашней жизни, физической неприкосновенности, чести и репутации. И возникает эта проблема в связи с необходимостью уважать личную жизнь не только рядового гражданина, но и общественного деятеля. Личная жизнь общественных деятелей должна быть неприкосновенна, за исключением тех случаев, когда те или иные факты биографии публичного политика, известные журналисту, могут негативно повлиять на общественное благополучие или потенциально могут оказать нежелательное воздействие на общественно значимые события. К этическим отнесена и проблема получения информации с помощью современных технических устройств, которые наносят ущерб праву на уважение частной жизни (вспомним, что это 1970 год - бурное развитие микроэлектроники).
    В Рекомендации 74814 говорится о роли национального вещания и управления им. Предлагается рассмотреть прилагаемый к Резолюции проект "Минимальных требований к национальному теле- и радиовещанию" и предложить правительствам государств-членов рассмотреть вопрос о проведении специальной конференции министров культуры и просвещения и министров по делам СМИ для рассмотрения вопроса о путях согласования общеевропейской политики в отношении культурных и просветительских возможностей теле- и радиовещания.
    В приложении к Резолюции говорится о проблемах составления программ, об отсутствии правительственной цензуры, об ответственности продюсеров за их программы, о праве индивида иметь доступ к теле- и радиовещанию в принципе, об исследовании технологических и социальных аспектов теле- и радиовещания, о разграничении коммерческих интересов с содержанием и планированием программ, и т.д.
    В Резолюции 82015 отражены некоторые аспекты и рекомендации, касающиеся взаимоотношений парламентов государств и СМИ. Например, парламентам необходимо освещение средствами массовой информации их деятельности, чтобы о ней знала широкая общественность. Следовательно, национальным парламентам надо изучить возможности доступа журналистов в зал заседаний с учетом безопасности и условий работы членов парламента. Прессе надо изучить возможность учреждения должностей парламентских корреспондентов, публикации большего числа статей просветительского характера о демократических институтах, в частности парламентах16.
    В документе, принятом ЮНЕСКО17, рассматриваются возможности СМИ для укрепления мира и международного взаимопонимания, для развития прав человека и борьбы против апартеида и подстрекательства к войне. Положения этой Декларации вновь напоминают статью Вебера "Политика как призвание и профессия", в которой говорится о том, что если вывод этики любви гласит: "Не противостоять злу насилием"18, то для политика (читай - журналиста) имеет силу прямо противоположное: ты должен насильственно (всеми доступными журналисту средствами) противостоять злу, иначе за то, что зло возьмет верх, ответственен ты. Именно СМИ могут широко распространять информацию, касающуюся всемирно признанных целей и принципов, которые лежат в основе резолюций, принятых различными учреждениями ООН. Этим они будут эффективно способствовать укреплению мира и международного взаимопонимания, развитию прав человека, а также установлению более справедливого международного экономического порядка. При разработке национальных кодексов профессиональной этики рекомендуется учитывать принципы настоящей Декларации.
    В Софийской декларации19 вновь подчеркивается, что двуединая функция печати заключается в передаче информации и идей, представляющих общественный интерес, а также в том, чтобы осуществлять мониторинг за деятельностью органов власти. Говорится и о том, что игнорирование принципа свободы выражения мнений и информации может подорвать становление гражданского общества и даже привести к восстановлению тоталитаризма (особое внимание на семинаре, на котором была принята данная Декларация, было уделено странам Центральной и Восточной Европы). Вновь было заявлено о неприемлемости любых форм цензуры, подчеркнуто, что работники СМИ по-прежнему являются жертвами преследований, физического насилия, угроз, арестов и убийств. Здесь говорится о том, что всем странам надо облегчать передвижение и предоставлять визы иностранным журналистам, желающим совершать поездки и работать в пределах границ этих стран. Органы власти должны предоставлять доступ к информации всем журналистам. В то же время журналиста нельзя принуждать к разглашению источников информации. В условиях усиления коммерческого и иного давления на все средства информации особенно важно добиться сохранения доверия к СМИ (со стороны общества) путем обеспечения качества их содержания.
    В заключение обзора вернемся к его цели.
    В чем же суть множества документов, принимаемых журналистским сообществом на протяжении почти пяти десятилетий?
    Первое обнадеживающее обстоятельство: журналистское сообщество, как и PR, стремится к самоограничению. Именно самоограничение (наряду с предписывающим и охраняющим законом) и есть залог свободной прессы. Потому что слово СВОБОДА имеет своей смысловой составляющей понятие границы, которая проходит там, где начинается свобода другого человека. Этим, собственно, свобода и отличается от российской волюшки, вседозволенности.
    Второе наблюдение касается корпоративных целей деятельности СМИ. Журналисты декларируют, что профессионализм, корпоративность, этический кодекс служат их главному предназначению - укоренению в обществе ценностей Всеобщей декларации прав человека и Европейской Конвенции о защите прав и свобод человека.
    В-третьих, соблюдение норм кодексов и других документов, оформляющих журналистскую этику, призвано сыграть роль препятствия и барьера в тех случаях, когда журналист тяготеет к тому, чтобы из профессионального журналиста стать профессиональным политиком. Вспомним, что, по М. Веберу, есть два способа сделать из политики свою профессию. Первый - жить для политики. "Тот, кто живет для политики, - пишет Вебер, - либо открыто наслаждается обладанием властью, либо черпает свое внутреннее равновесие и чувство собственного достоинства из сознания того, что служит "делу" и тем самым придает смысл своей жизни"20. Здесь для призвания журналиста опасности, пожалуй, нет, ибо он уже сделал свой профессиональный выбор. А если и изменит ему, то это произойдет не в силу соблазнов, а в силу нового сознательного выбора21. В конце концов, человек волен поменять профессию. Второй способ сделать из политики свою профессию - это жить за счет политики. Здесь-то и возникает угроза "чистоте журналистских одежд". Потому что за счет политики живут те, кто, по Веберу, стремится сделать из нее постоянный источник дохода. Они могут называться при этом как угодно, в том числе и журналистами, но сущностные изменения рано или поздно произойдут - журналист превратится в политика, но второго (лукавого), веберовского типа, в политика-демагога22. И тогда высокая миссия журналистики - служение благу общества, общественным интересам - как корпоративная ценность может рухнуть.
    Все перечисленные документы для журналистов - моральный ориентир, компас, который позволит не сбиться с курса в море соблазнов, искушений, ловушек, вполне естественных в жизни любого человека, но особенно навязчивых, когда речь идет о человеке, принадлежащем к "четвертой власти". Насколько воплощаются декларируемые этические вершины - это уже другой вопрос.
    Может быть, на подмогу этическим критериям журналистскому цеху есть смысл призвать эстетику. Вспомним, что Иосиф Бродский именно эстетику называл матерью этики. В своей Нобелевской лекции поэт говорит: "…эстетика - мать этики; понятия "хорошо" и "плохо" - понятия, прежде всего, эстетические, предваряющие категории "добра" и "зла". В этике "не все позволено" именно потому, что в эстетике "не все позволено", потому что количество цветов в спектре ограничено. Несмышленый младенец, с плачем отвергающий незнакомца или, наоборот, к нему тянущийся, отвергает его или тянется к нему, инстинктивно совершая выбор эстетический, а не нравственный". И далее: "Эстетический выбор всегда индивидуален, и эстетическое переживание - всегда частное. Всякая новая эстетическая реальность делает человека, ее переживающего, лицом еще более частным, и частность эта, обретающая порою форму литературного вкуса, уже сама по себе может оказаться если не гарантией, то формой защиты от порабощения. Ибо человек со вкусом, в частности, и литературным, менее восприимчив к повторам и ритмическим заклинаниям, свойственным любой форме политической демагогии. Зло, особенно политическое, всегда плохой стилист. Чем богаче эстетический опыт индивидуума, тем тверже его вкус, тем четче его нравственный выбор"23.
    А пока в России процветает второй тип веберовского политика (и журналиста) - те, кто сделал политику источником дохода. "Политика превратилась в предприятие", - еще в 1919 году утверждал М. Вебер. То есть ценности рынка вовсю хозяйничают на территории общественных интересов. А поскольку всякий значительный политик нуждается в прессе как эффективном инструменте воздействия на электорат, то и журналистика, испытывая на себе натиск рынка, порождает свободу слова, брошенного на ветер, ибо это слово редко подкреплено хотя бы моральной ответственностью. Чтобы в России утвердилось поистине свободное слово, журналисту (как и политику) надо "втиснуть в одну и ту же душу жаркую страсть и холодный глазомер. Политик ежедневно и ежечасно должен одолевать в себе тщеславие - смертного врага всякой самоотдачи делу". Вебер пишет, что в сфере политики есть два смертных греха: уход от существа дела и безответственность. Тщеславие, по его мнению, сильнее всего вводит политика в искушение совершить один из этих грехов или оба сразу24. И журналиста - тоже. Так что да здравствуют этические кодексы!
   

   Ссылки в тексте:

    1 М. Вебер. Политика как призвание и профессия.
    2 Там же.
    3 Дж. Сорос. Кризис мирового капитализма. М., Издательский дом ИНФРА-М, 1999, стр. 47-52, 96-98, 212-219. В этой книге Сорос пытается подчеркнуть два взаимосвязанных момента. "Один состоит в следующем: в связи с распространением меркантильных ценностей и их влиянием на политику, политический процесс (от себя добавлю: и журналистика как его часть) менее эффективно обслуживает общественные интересы, чем в то время, когда люди были более чувствительны к социальным ценностям или "гражданским добродетелям". Второй момент заключается в том, что политический процесс менее эффективно корректирует собственные эксцессы по сравнению с рыночным механизмом. Оба эти соображения подкрепляют друг друга рефлексивным образом: рыночный фундаментализм подрывает демократический политический процесс, а эффективность политического процесса не служит мощным аргументом в пользу рыночного фундаментализма" (стр. 218).
    4 В книге М.И. Шостак "Репортер: профессионализм и этика" (М., Изд-во им. Сабашниковых, 1999 г.) упоминается о том, что первые попытки сформулировать принципы и "коды поведения" репортеров предпринимались еще в XIX веке.
    5 А.К. Симонов "Профессиональная этика журналистов" т.1, М. "Галерия", 1999 г.
    6 М.И. Шостак "Репортер: профессионализм и этика", М., изд-во им. Сабашниковых, 1999.
    7 Принята на Втором Всемирном Конгрессе Международной Федерации журналистов в Бордо 25-28 апреля 1954 года, изменения внесены на 18 Всемирном Конгрессе МФЖ в Хельсинки 2-6 июня 1986 года.
    8 Замечу, что для развития гражданского общества очень важно, чтобы журналист проводил ясную границу между фактом и своим мнением или мнением своих респондентов. Привычка разграничивать факт и мнение помогает человеку формулировать собственную аргументированную позицию, накапливая в обществе традицию не только свободы слова, в отличие от гласности, но и свободы убеждений.
    9 Интересно название первого раздела книги М.И. Шостак, где автор рассматривает, как соотносятся в работе репортера профессионализм и этика: "Неочевидность очевидного или как искажаются факты".
    10 Позже это положение было более полно отражено в ст. 3 Декларации ЮНЕСКО от 28 ноября 1978 года.
    11 Параллельно с журналистами над своими профессиональными этическими кодексами работали пиарщики.
    В принятых ими документах уделяется внимание тем же вопросам, что и в журналистских кодексах.
    12 Интересный пример привела в своей книге М.И. Шостак. В конце XIX - начале XX века существовало направление репортерской работы, названное "разгребатели грязи". Оно было ориентировано на сенсационные свидетельства и связано с пронырливостью журналиста. Позднее формировались другие стили работы репортеров, иные подходы к сбору и обработке фактов, и определялось это усложнением требований аудитории, необходимостью получать оперативные сигналы о том, что творится вокруг. Шостак М.И. "Репортер: профессионализм и этика", М., изд-во им. Сабашниковых, 1999.
    13 Текст принят Ассамблеей 23 января 1970 года.
    14 Текст принят 23 января 1975 г.
    15 Принята 7 мая 1984 года.
    16 Упомянем, кстати, что общественная поддержка многих неоднозначных шагов Б.Н. Ельцина и Верховного Совета в 1991-1993 годах в значительной мере была обеспечена талантливой работой пресс-секретаря Ельцина - Валентиной Ланщиковой, которая всего за один год после избрания Председателя Верховного Совета летом 1990 сумела аккредитовать в нашем Белом доме более 1000 журналистов и СМИ.
    17 Полное название документа ЮНЕСКО от 28 ноября 1978 г. - Декларация об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне.
    18 Сюда же Актовая речь И. Бродского, 1984.
    19 Принята на Европейском семинаре "Укрепление независимых и плюралистических средств информации", сентябрь 1997 г.
    20 М. Вебер. Политика как призвание и профессия.
    21 Так произошло со многими журналистами в период первого съезда народных депутатов РСФСР, когда А. Любимов, А. Политковский, В. Мукусев сознательно сделали политику своей профессией, хотя и на короткое время.
    22 Главнейшим представителем этого типа политиков М. Вебер называет в своей статье политического публициста и прежде всего журналиста.
    23 И.А. Бродский. Набережная неисцелимых. М., Слово, 1992, стр. 186.
    24 М. Вебер. Политика как призвание и профессия.

Оглавление