Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ТЕРРОРИЗМ

ТОЛЕРАНТНОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ

АЛЕКСАНДР АСМОЛОВ
Научный руководитель Федеральной целевой программы
"Формирование установок толерантного сознания и
профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 гг.)"

Если мы подойдем к Библиотеке им. Ленина, то увидим памятник Ф.М. Достоевскому - человеку, написавшему роман "Бесы". А сама библиотека названа именем человека, которого можно отнести к категории "бесов". Чуть дальше, у станции метро "Кропоткинская", мы видим рядом Храм Христа Спасителя и памятник Фридриху Энгельсу. Я говорю об этом не случайно. Мы часто не замечаем следующего: в других странах сознание начинается с культуры, толерантности семантического пространства, которая передается, в том числе, и градостроению. Страна выигрывает, если у нее есть психоисторический запас толерантности.

Сегодня мы с вами наблюдаем столкновение двух культур - культуры фундаментализма и культуры толерантности. Я не предрекаю крах цивилизации, но давайте задумаемся: можем ли мы сегодня понять, откуда берется фундаментализм, каковы его историко-культурные, социологические и психологические истоки? Когда мы начинаем бороться с терроризмом жесткими военными методами - это борьба бесконечная. Она приводит к тому, что терроризм как культура начинает распространяться и занимает все большие пласты реальности. В культуре фундаментализма есть четкая динамика создания терроризма.

Терроризм - это только технология, порождаемая теми или иными ситуациями, конфликтами, парадигмами культуры. Если мы хотим бороться с терроризмом, мы должны знать, что у терроризма есть три лица: первое лицо терроризма - это фундаментализм как идеология терроризма, второе лицо - это фанатизм как психология, приводящая к терроризму, и третье - терроризм как технология, которой выражаются тоталитарные системы. А мы начинаем противостоять технологии, не видя при этом философских, социокультурных основ, которые стоят за терроризмом. И когда мы пытаемся противопоставить терроризму жесткие методы, мы оказываемся в положении слепых.

Проанализировав ряд работ, посвященных изучению деятельности Ордена иезуитов, можно увидеть, что несколько веков назад появились тексты, в которых говорится буквально следующее: инквизиция должна возникнуть как ответ на заговор против христианской культуры. Далее возникают тексты, в которых говорится, что в культуре есть заговор, и этот заговор принадлежит Ордену иезуитов. Именно Орден иезуитов выступает как особая группа, пытающаяся изменить историю, как те враги, которые так или иначе хотят уничтожить человечество. Видение в иезуитах заговорщиков - одна из первых глобальных концепций заговора.

Второй вариант заговора - это так называемый масонский заговор. Не буду говорить о деталях, касающихся истории Ордена вольных каменщиков, но именно масонов видели в качестве персонифицированного образа врага. Есть заговор, и на этот заговор можно ответить только террором.

Когда я пытался проанализировать, откуда возникают эти самые глубинные корни террора, я наткнулся на дневники человека, которые меня просто поразили, работы которого являются образцом создания заговора и террора как ответа на заговор. Когда разразилась Великая французская революция, появилась газета, которая называлась "Друг народа". Ее создал Жан Поль Марат. Вот цитата из этой газеты: "Мы должны победить, и ничего, если ради этой цели погибнут сотни. Мы пожертвуем тысячами ради того, чтобы достигнуть цели - победы революции. Вокруг нас враги, и мы должны научиться распознавать этих врагов. Вокруг нас те, кто хочет уничтожить нашу Французскую республику". А вот цитата из газеты "Завтра", главным редактором которой является господин Проханов: "Из зловонных кремлевских балок на нас выползает зловещий рыжий дьявол, и это Миткова с раздвоенным языком, как ведьма после шабаша, хочет укусить каждого, и вонь, которая идет от червяка Радзиховского, полностью поражает бедное русское сознание". Я цитирую дословно, не придумываю. Посмотрите любую передовицу газеты "Завтра", и вы увидите множество формулировок в стиле тех, которые появлялись в газете Марата. Такие идеи в буквальном смысле выплавляют, создают фундаментализм как идеологию. Именно в те годы закладывается движение, которое задает формулу порождения фундаментализма. Меня поразила еще одна формулировка, предложенная тем же Маратом: "О постановке террора на повестку дня заседания Конвента". Мы знаем, что и сам предводитель революции, "друг народа", пал от руки террористки (кстати, племянницы Корнеля). И мы понимаем, что ситуация с заговорами, которая так или иначе в то или иное время запускается в массовое сознание, - это и есть та самая благоприятная питательная среда для возникновения фундаменталистской идеологии.

Фундаментализм не может без заговора, ему нужна концепция заговора. Заговор иезуитов - первый круг, заговор масонов - второй круг, а третий круг, упоминавшийся А.А. Леонтьевым, - протоколы сионских мудрецов. Каждый раз в массовое сознание вбрасывается концепция заговора, а вместе с ней - концепция конфликта, за которой стоит борьба, борьба и еще раз борьба. Развитие цивилизации через конфликт. Спасибо Марксу, спасибо Дарвину, спасибо Фрейду, спасибо многим и многим. Развитие цивилизации через конфликт, через создание заговора - одно из могучих условия появления фундаментализма.

Каковы черты фундаментализма? Фундаментализм всегда поддерживается определенным социальным классом, определенными социальными группами. (Я по этому поводу однажды пошутил, а термин получил распространение: наши коллеги социологи ищут middle-class и говорят о необходимости его появления; не знаю, как middle-class, а "быдл-класс" в России в том или ином варианте зародился). Черты фундаментализма - это его уникальная закрытость, нечувствительность к критике, нечувствительность к противоречиям. Фундаментализм не знает многобожия - только один лидер, только один бог. В связи с этим вспоминаются строчки: "У государственного пульта / Всех поражает вирус культа. / Идет зараза от пульта - / Видать, конструкция не та". И так происходит раз за разом, век за веком, когда сама структура приводит к появлению тоталитаристских, фундаменталистских государств. Не буду говорить о характеристиках тоталитарных систем, но надо понять следующее. Фундаментализм - основная характеристика тоталитарного мира, мира жесткого, закрытого, где правит страх, где господствует, по словам Фромма, автоматический конформизм, деструктивизм, где некрофилия является одной из черт характера лидера, например, Гитлера. В таких мирах мы неизбежно сталкиваемся со структурами определенного рода как закономерностями.

Почему я говорю об этом так напряженно? Потому что, как правило, нам кажется, что терроризм - это сиюминутное явление, тогда как мы имеем дело с особенной фундаменталистской цивилизацией. Сейчас я сказал об этом и подумал, можно ли слово "фундаментализм" соединить со словом "цивилизация"? Можно. Есть свои ритуалы, есть свой регламент, есть свои законы. Если кто-то считает, что талибы с их определенными истоками, правилами - это не культура, он ошибается. Мы делаем серьезную историческую ошибку, когда ассоциируем фундаментализм в первую очередь с исламом. Исторически фундаментализм появился в 1903 году в США как протестантское движение. Тогда фундаменталистами называли тех, кто ввел запрет на интерпретацию библейских текстов. Тогда фундаментализм обозначал полный запрет на любую интерпретацию библейских текстов. Текст есть текст, любое отклонение от формы есть ересь. После термин "фундаментализм" утратил это значение. И когда мы привычно произносим "исламские фундаменталисты", мы делаем ошибку. Фундаментализм не имеет нации, это глубинное явление. Фундаментализм есть в США, в Израиле, в России - в ряде таких движений, как "Память" и РНЕ. Фундаментализм - это порождающая структура, он не имеет жесткой привязки к религии.

Благодаря современным средствам связи, сегодня мы имеем реальнейшую угрозу глобализации фундаментализма. И все наши потуги жесткого военного характера недостаточны для борьбы с терроризмом. Мир фундаментализма всегда разделен на бинарные отношения, в нем нет культуры посредничества. В связи с этим возникли формулировки "Кто не с нами, тот против нас", "Если враг не сдается, его уничтожают", "Сиди и жди - придумают вожди", "Я человек маленький..." Все эти формулировки заимствованы из фундаменталистской лексики. Фундаментализм вырабатывает огромное количество стереотипов, ритуальных правил, и в этом смысле любимым языком фундаментализма является "язык вражды". Если фундаментализм открывает поток коммуникаций, то его основой будет именно "язык вражды". И все действия, которые сейчас предпринимаются в мире против терроризма, основаны на технологиях терроризма. И нет ничего более глупого, чем отвечать на действия Бен Ладена ковровыми бомбардировками, как в Афганистане. Никогда военные действия не приводили к победе над фундаментализмом.

Фундаментализм преследует такую цель, как регресс цивилизации. Что имеется в виду? Какова логика, когда фундаментализм обрушивается на цивилизацию через терроризм? В ответ на террористические действия мы усиливаем безопасность, отвечаем военными методами. Где же тут права личности, гражданские права? Фундаментализм добивается, чтобы страны ответили на террор своим перерождением. Цель фундаментализма - превращение любых систем в тоталитарные системы. Фундаментализм хочет построить мир по образу и подобию своему, и если мы сегодня этого не поймем, отвечая военными, полицейскими мерами, мы регрессируем, мы превратимся в страну, уподобившуюся фундаментализму.

Почему сегодня необходимо об этом говорить, хотя голос современных исследователей-гуманитариев чаще всего слышен слабо? Ответом на фундаментализм и его вторичное проявление - терроризм сегодня может быть не наращивание полицейских и военных сил, не уменьшение гражданских прав. Фундаментализм стремится к тому, чтобы гражданское общество превратилось в общество гражданской безопасности. Подобный регресс сегодня угрожает любым гражданским системам, любым гражданским институтам. И наша программа толерантности выступает как социальная стратегия борьбы с терроризмом. Сегодня недостаточно мер, которые начинают работать с ситуацией, когда событие уже произошло. Социальная стратегия борьбы с терроризмом - это не просто профилактика, это противодействие путем конструирования новых социальных норм.

Логика борьбы с терроризмом - это логика "анти-", она, как показывает история, проигрышная. А логика толерантности - это не логика "против", это логика "за".

Понятие толерантности очень сложно, из-за своей сложности оно отталкивается сознанием, и тем не менее... Фундаментализм всегда исповедует эсхатологические концепции, он строится на логике апокалипсиса: завтра должен наступить конец света. И отсюда ситуация кризиса возникает в нашем сознании. Некоторое время мы просто жили в ситуации "кризис всегда с тобой". Мы любим свой кризис, мы его лелеем, нам плохо без кризиса. Нам плохо, когда никто не приходит и не говорит: "Завтра конец света". Потому что когда приходит и говорит, тогда всем становится ясно, что будет завтра: наконец-то кончится эта мучительная неопределенность.

Но что такое толерантность? Как сказал Фрейд: "У нас могучие механизмы психологической защиты". Толерантность говорит: "Учитесь жить в мире неопределенности! Учитесь жить в мире, где много вопросов и мало ответов! Учитесь жить в мире, где вы сами - ответчики за свои собственные действия! Учитесь жить в мире, который намного сложнее, чем черное-белое, учитесь не быть рабами бинарных оппозиций, бинарных политических систем "большевики против демократов", "демократы против большевиков". Все намного сложнее". Учитесь жить в культуре, где на троне - свобода личности и ценность личности, где индивидуальность сама ищет ответы на свои вопросы, и даже если она этих ответов не находит - суть в поиске, в движении, в обретении собственного "Я".

Нам очень трудно быть толерантными. Толерантность - это терпимость только в двадцать седьмом случае. Толерантность - это норма жизни в мире реальности, где ты должен попытаться понять других людей. Простая логика - поймай скинхеда. У нас много профессионалов, они определят, куда его сажать. Профессионалов растить - мало. Этот мир иногда парадоксален. И в этой ситуации обязательно нужны переговорщики. Посадить - просто. Другое дело - выйти на контакт, найти человеческое, научиться разговаривать. Е. Сабуров сказал: "Нужны понимание, доверие и прозрачность действий". Формула очень четкая и простая. Но при этом мы должны понять, что такое культура переговоров. В стандартах образования должна появиться специальность "переговорщик". Нам нужны медиаторы, нам нужны посредники. Культура посредника - это и есть формула толерантной культуры. Миссионерство, посредничество в широком смысле этого слова.

И в заключение... Замечательный математик Василий Васильевич Налимов однажды сказал: "Я разложил перед вами один пасьянс, он отражает одну картину реальности. А теперь, друзья мои, вновь спутаем карты!"