Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ

ТУРЕЦКИЙ ИСХОД

М. Кондратьева

В среду первая группа турок-месхетинцев из Краснодарского края вылетела на постоянное место жительства в США. Примерно за год океан пересекут все турки-месхетинцы с Кубани - от 10 до 15 тысяч человек. Народ Кубани радуется: выжили инородцев! За последние 60 лет это третье переселение многострадального народа. Бывшие граждане СССР не нужны России. Вынужденных переселенцев провожала специальный корреспондент ГАЗЕТЫ Маргарита Кондратьева.

Свадьба в честь обрезания

Салема Свонидзе никогда не видела моря. Уже 15 лет она живет в 100 километрах от побережья, но доехать туда нет никакой возможности: всюду милицейские и казачьи патрули. В лучшем случае с лица без гражданства стребуют штраф - от 500 до 1500 рублей, в худшем - посадят в "обезьянник" и побьют.

Салема старательно трет казаны, тазы и чайники. Оттирает добела. Чистую и сухую утварь выставляет на столик у ворот. На заборе надпись: "Продается дом". Все что в доме - тоже. С собой в Америку можно увезти только 60 кг личных вещей.
- Большие казаны не по размеру, в Америку их не пустят, - разводит руками Тиеншон Свонидзе. Придется оставить.

Большой казан - на 200-300 человек. Только вчера в таком готовили плов. Была свадьба.
- Кого женили?
- Двум внукам делали обрезание, - говорит дед Тиеншон.
- А почему свадьба?
- У нас праздник в честь обрезания свадьбой называется.

Обрезание положено делать всем мальчикам до 7 лет. Эту операцию делает Кибар, профессиональный хирург. Кибара недавно уволили из Новороссийской горбольницы.
- Таких специалистов, как он, в крае по пальцам перечесть, - считает Тамара Каростелева, председатель Новороссийского комитета по правам человека. - Уволили со слезами на глазах. Надавили сверху.

Хирурга взяли в больницу станицы Холмская: здесь работать некому, и на его "неправильную" национальность пока закрывают глаза.

Свадьбу в честь обрезания 6-месячного Мустафы и трехлетнего Мурата гуляли широко. Гости съехались со всего Краснодарского края. Младшего "мужчину" носил на руках его кирва - крестный. Через две недели виновники торжества вместе с родителями, бабушками, дедушками и другими членами многочисленной семьи отправятся в США. Бабушка Салема наконец-то увидит море. Из иллюминатора самолета.

"В третий раз я все бросаю, еду, не знаю куда"

Старенькая мать Тиеншона - 75-летняя Мюлькия - тихо плачет:
- Куда нас везут? Дороги боюсь. Язык не знаю.

Правозащитница Тамара Карастелева обнимает старушку, утирает ей слезы:
- Бабуля, с вами же все дети и внуки будут. Вы полетите в сопровождении врачей. Вам там дом хороший дадут.
- Ой, - причитает старушка, - уже в третий раз я бросаю все, третий раз еду, не знаю куда! Мне было шестнадцать лет, когда нас из Грузии увезли. Как скот в вагоны понабивали. Сейчас мне семьдесят пять. Вот сколько мучаюсь!

Первая депортация турок-месхетинцев из Грузии, где их предки появились еще во II веке нашей эры, началась 15 ноября 1944 года. Женщин и детей, стариков и инвалидов погрузили в товарные вагоны. Все мужчины - от 16 до 60 лет - были на фронте: 46 тысяч турок-месхетинцев ушли на войну и лишь 20 тысяч оттуда вернулись. Тем временем руководство Грузии решило избавиться от мусульман. Власти республики поддержал нарком внутренних дел Лаврентий Берия, обратившийся с письмом к Сталину. Судьба мусульман на родине вождя была решена.

Непонятно было только, куда переселять турок. Три дня вагоны стояли на станции Баложары в Азербайджане. Окна забили. Люди плакали и ждали, что состав утопят в Каспийском море. Спас народ апологет хлопководства Усман Юсупов. "Они трудолюбивы, и нам нужны хлопководы в Средней Азии", - сказал он тогда Сталину.

Из Грузии вывезли 96 тысяч турок-месхетинцев. 15 тысяч умерли по дороге. Депортация завершилась в январе 1945 года. Мужчины, вернувшиеся с войны, долго искали свои семьи: никто не говорил им, куда делись целые деревни.

В Узбекистане, Казахстане и других республиках Средней Азии переселенцы начинали все с нуля. С собой в товарные вагоны запасливые женщины брали семена - ими питались по дороге, с них начиналась новая жизнь. Но и она не продлилась долго. В 1956 году для турок-месхетинцев отменили комендантский режим, но не реабилитировали и не дали права на возвращение на родину. 9 января 1974 года власти СССР издали указ о формальном праве турок на местожительство в любом районе СССР, однако власти Грузии активно препятствовали их возвращению. Вернуться в родные места можно было, лишь сменив веру и фамилию, - то есть признав себя грузином.

В конце 80-х в Узбекистане стали появляться экстремистски настроенные движения мусульман. Они призывали турок-месхетницев объединяться с ними и бороться за выселение иноверцев - то есть русских. Турки - миролюбивые крестьяне, в большинстве своем хлопководы и овощеводы, - отказались. Тогда началась травля самих турок. В 1989 году в Узбекистане случились первые погромы, на которые правительство республики сначала закрыло глаза, а затем предложило туркам депортацию - в Россию.
- Тех, кто жил в Ферганской долине (именно оттуда пошла волна погромов), свозили в резервации, заставляли бросать дома и, в чем были, вывозили вагонами, - вспоминает Свонидзе. - Мы жили в городе Наманган и решили не дожидаться погромов: начали готовиться к отъезду заранее. Охраняли свои дома, устраивали дежурства. Жены с детьми месяцами сидели в подвалах. Помощи от узбекского правительства так и не дождались: нам предложили выехать в пионерский лагерь, где обещали безопасность. Мы поняли, что это ферганский путь в резервацию. Нас вывезут, дома отдадут на разграбление толпе. Стали собирать вещи, готовиться к отъезду.

Информация о ферганских погромах с опозданием, но дошла до Москвы: около 70 человек были убиты, более 2 тысяч ранены. Две недели узбекские ваххабиты (тогда это слово еще не было общеупотребительным) бесчинствовали при полном бездействии властей и милиции. Тогдашний председатель правительства СССР Николай Рыжков подписал указ о переселении турок-месхетинцев в шесть областей Нечерноземья. Но этот климат не подходил для южного народа: дети стали болеть, крестьяне, привыкшие к южным культурам - хлопок, виноград, помидоры, - не могли возделывать скудную землю. Мужчины стали думать, куда ехать дальше. И придумали. В 1989 году из Краснодарского края в Крым переселялись крымские татары - освобождались сотни домов. Турки-месхетинцы стали покупать дома у татар и переселяться на Кубань.

Игра в солдатики
- Били, бьем и будем бить, - топорщит усы атаман Абинска Сергей Дягтерев. - Мы не трогали их первые две недели, как они к нам перебрались. А потом поняли, кто они такие. Мы их в стойла поставили, когда надо - дрючим.

Атаман молодой, горячий. В детском казачьем лагере атаман Дягтерев воспитывает смену. Военная палатка, плакат "Слава Кубани". За дощатым столом рослые дивчины в камуфляже - из девичьего казачьего взвода, учительницы местных школ, - седой помощник атамана Юрий Рожно: все пьют чай.

Рожно обстоятелен, старательно подбирает слова, на всякий случай интересуется фамилией корреспондента ГАЗЕТЫ - наша ли? В Краснодарском крае принято интересоваться фамилией. "Определять, законный мигрант или незаконный, можно по фамилии, точнее, по ее окончанию, - заявил губернатор края Александр Ткачев. - Фамилии, оканчивающиеся на "ян", "дзе", "швили" и "оглы", - незаконные, так же, как и их носители. А "ов", "ев", "ин", "их" - наоборот".
- Наш атаман Ткачев - молодец, - гордятся казаки. - Он говорит, что у турок свои обычаи, свои взгляды. Они не только девчонок наших насилуют, но и стариков. Турки нигде не работают, берут без разрешения нашу землю, выращивают отравленные помидоры, огурцы. Я у них огурец купил - так он на второй день почернел! Рынки захватили, налоги не платят, занимаются теневым бизнесом. Пытаются Кубань сделать турецкой вотчиной.
- Школы захватывают, - добавляет учительница. - Нас не слушаются, язык русский учить не хотят. Вот сделают свои школы, а нас повыгоняют на улицу.
- Так они же уезжают, - не понимает корреспондент ГАЗЕТЫ.
- А я вам сейчас расскажу, что дальше будет, - заводится атаман Дягтярев. - Через десять, максимум пятнадцать лет начнется военный конфликт в России, и начнется он отсюда, с Черного моря. Пока не знаю, кто начнет - Америка или еще кто из НАТО. Но в США туркам, как неграм, не дадут работы, и у них останется только одна дорога - в армию. Они уже знают русский язык, турецкий, узбекский, фарси. Английский как раз подучат. За пятнадцать лет здесь они отлично разведали местность, нарисовали карты, изучили все наши слабые места. Вот они-то и будут руководить высадкой десанта, показывать огневые позиции и шахты с ракетами.
- К тому же не все уедут, часть останется здесь, - подсказывает помощник Рожно. - Они встретят и помогут на месте.

На высокой патриотичной ноте заканчивается наша беседа. Атаман строит пацанов и девичий казачий взвод в камуфляже. Лошади нервно прядают ушами. Начинается игра в войну. Россия готова дать отпор захватчикам с туретчины и американщины.

Имя на памятнике

Стратегическая дорога из Краснодара к морю. Вдоль дороги - бесконечные поля. Больше половины заброшены. Сельское хозяйство Кубани медленно умирает, колхозы загибаются.
- Это турецкие поля, - обводит рукой правозащитница Карастелева. - А там - казачьи.
- Как вы их отличаете?
- А вы посмотрите сами.

Выходим на поле: ровные ряды помидорных кустов тянутся к горизонту, ни травинки между ними. Три загорелые согбенные фигурки - между дорогой и горизонтом.

Турки работают с рассвета и до заката, - говорит правозащитница. - Обед в поле.

Между грядок пробирается парень с мотыгой. Корреспондент ГАЗЕТЫ пытается выяснить, уедет ли парень в Америку.
- Я Сейфидар Качиев, мне 23 года, я живу с метрикой, - горячится молодой турок. - Уехать никуда не могу - ни гражданства, ни паспорта. В армию не берут. А мой дед Кубань во время войны защищал. Его имя - на памятнике в станице Варенниковской.

Сейфидар Качиев - не единственный беспаспортный турок. Достигшим совершеннолетия юношам и девушкам по разным причинам отказывают в паспортах: ссылаются на отсутствие гражданства, на отсутствие регистрации.

Из 15 тысяч турок-месхетинцев, живущих в Краснодарском крае, только 4 тысячи имеют гражданство России.
- Это искусственно созданный межнациональный конфликт, - поясняет Тамара Карастелева. - Власти ссылаются на общественное мнение, но они сами же финансируют казачьи объединения, сами же спонсируют антитурецкие акции, заказывают производство антитурецких документальных фильмов на центральных каналах телевидения.

Власти нужен враг, чтобы отвлечь общественность от реалий - нищеты, безработицы, развала агропромышленного комплекса.

В ЗАГСах не регистрируют браки между турками-месхетинцами, им отказывают в бесплатном лечении, даже в бесплатных родах. Они ущемлены во всех гражданских правах. В середине 90-х их машины клеймили специальными госномерами - с буквами "ЗКК".

Сельское хозяйство - единственный источник дохода турок-месхетинцев. Но и землю в аренду им не дают. Приходится арендовать ее через посредников.
- Каждый год дают другое, запущенное поле, - рассказывает Сарвар Тедоров, лидер Краснодарского отделения международного общества месхетинских турок "Ватан". - Мы его вычищаем, удобряем. Снимаем с гектара по 30 тонн помидоров. Были бы хорошие земли, поливные - собирали бы по 60-80 тонн. Продавать можем только здесь, в полях. Если куда-то везти - патрули, милиция. Арестуют, помидоры заберут: мы же без гражданства и регистрации. Вот и продаем по 3 рубля за килограмм на обочине.
- Кстати, первыми против дискриминации турок, против увольнения их с работы выступили руководители колхозов, - продолжает Карастелева. - А кто у нас в колхозах будет работать за копейки?

Еще один парадокс: в страду кубанские колхозы нанимают комбайны в Турции с турецкими комбайнерами в придачу. За валюту.

Стихийный рыночек у дороги. Половина продавцов - турки, половина - русские. Торгуют в основном женщины.
- Фарида, в Америку с собой деньги повезешь! - смеются русские над турчанкой, продавшей мне два ящика отборных помидоров, 40 рублей за кило.
- Зачем с собой? Вам отходную устрою, - смеется загорелая Фарида.
- Рады, что турки уезжают? - спрашиваю у русских торговок.
- Нет, жалко! Хорошие люди, работящие. И нам работу давали. 150 рублей в день - за прополку. Где мы теперь будем работать?
- Почему же их казаки не любят?
- А кого они, бездельники, любят?
- Говорят, у турок помидоры отравленные.
- Брешут.

"Нам дадут дома с мебелью и полными холодильниками"

Лидер общественной организации турок-ахыска (так себя называют сами турки-месхетинцы. - ГАЗЕТА) "Турецкая община" Тиеншон Свонидзе живет бедно: саманный дом, сделанный из смеси соломы и глины. На 11 человек - две комнатки и терраса. Гостей ведут в парадную комнату: кошмы, подушки, низкий стол. Как в любом восточном доме, мужчины - с гостями, женщины подают чай и еду. Рассаживаемся по-турецки.
- Это исторический стол, - смеется правозащитница Тамара Карастелева.
- Конечно! - подхватывает Тиеншон. - Кто за ним только не сидел! Американцы из посольства, международные делегации, правозащитники.

Вопрос о переселении целого народа в буквальном смысле решался на коленках: представители ООН, госдепартамента США приезжали посмотреть, как живут турки-месхетинцы в Краснодарском крае.

"Вопрос с вынужденными переселенцами всегда можно решить тремя способами, - пояснили ГАЗЕТЕ в посольстве США. - Первый и наиболее благоприятный вариант - возвращение на историческую родину. Второй - успешная ассимиляция в стране пребывания. И третий, когда первые два варианта невозможны, - переселение в третью страну".

Первые два варианта для кубанских турок невозможны. Остается переселение. В США готовы принять любого. Но с одним условием: это должен быть турок-месхетинец, депортированный из Узбекистана, проживающий в Краснодарском крае и пораженный в правах гражданина России.

"Великим переселением" турок-месхетинцев занимается Международная организация по миграции (МОМ).

"Уже подали анкеты более 1700 семей, - сообщили ГАЗЕТЕ в офисе МОМ. - Это примерно 5 тысяч человек. Но многие турки не верят в реальность происходящего, боятся, что опять ничего не получится. Как не получилось их переселение в Турцию в середине 90-х. Их привезли туда по туристическим визам, и вскоре турки-месхетинцы вынуждены были вернуться обратно в Россию. Мы договорились с Тиеншоном Свонидзе - он едет первым и снимает фильм о том, как их примут в США. Тогда пойдет вторая волна заявлений. К тому же есть много непростых ситуаций. Есть семьи, где, скажем, муж - турок, а жена - русская, гражданка Российской Федерации. Мы надеемся, что примут всех желающих. Даже наличие российского гражданства не дает туркам-месхетинцам, живущим в Краснодарском крае, гарантий, что будут соблюдены все их права".

Первопроходцы ездили в Москву на собеседования. С грудными младенцами и стариками, правдами и неправдами, не имея документов, Тиеншон Свонидзе и его семья добрались до столицы страны, которая их выдворяет. Остальным будет проще. МОМ открыла офис в Краснодаре, где проходят собеседования, медосмотры, встречи с сотрудниками госдепартамента США, которые и решают - принять ли. Переселенцам показывают видеофильмы о будущей жизни.
- Нам дадут дома с мебелью и полными холодильниками, - мечтает Сарвар Тедоров. - Нас встретят представители религиозных организаций. Восемь месяцев мы будем на гособеспечении, нам помогут устроиться на работу, мы выучим язык. А потом - сами. Но мы справимся.

Уезжают турки, как повелось, "в чем были". Казаны не проходят по размеру, а продавать дома не позволяет местная администрация. На столбе объявление: "Станичники и казаки! Просим вас на сход для решения важных вопросов: 1. Возвращение турок в места постоянного проживания. ...3. Признание через суд незаконными актов купли-продажи и строительства новых домов турками-месхетинцами. 4. Передача этих домов в муниципальную собственность". Турки находят покупателей, идут в местную администрацию, к нотариусам, в суды, но сделок по продаже им не оформляют.

Из местной газеты "Восход": "Вопрос продажи турецких домовладений так и не решается. Скорее всего, в этом не заинтересованы сами турки".

Краснодарское "ноу-хау" по "выдворянию"

15 лет дважды депортированные граждане СССР пытались получить российское гражданство. Закон гласит, что все граждане бывшего СССР, проживавшие на территории России на 1 июля 2002 года и имеющие паспорт СССР, автоматически становятся гражданами России. В Краснодарском крае свои законы.

Ксенофобия - это краеугольный камень политики края. Спекулировать этой темой начал еще экс-губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко и с удовольствием продолжил его преемник Александр Ткачев. Пару лет назад он даже предлагал создать фильтрационные лагеря для мигрантов, к коим он относит и турок-месхетинцев. Губернатор гордится миграционной политикой края, называет ее "ноу-хау" краснодарцев и предлагает, опробовав на южном рубеже России, экспортировать в другие регионы России. В Краснодаре даже появилось новое понятие - "выдворянин", говорящее само за себя. Год назад была запущена американская программа переселения турок-месхетинцев из Краснодарского края.

ГАЗЕТА так и не смогла добиться внятных комментариев по поводу ситуации с турками-месхетинцами от чиновников из администрации края. В МВД России от комментариев тоже отказываются. "Вы же понимаете, что любой, кто будет об этом говорить, подставится, - сказал источник ГАЗЕТЫ в силовых структурах. - Мы же знаем, что это нарушение закона".

Зато губернатор Ткачев вчера вздохнул с облегчением. "Мы этого процесса ждали давно, и начало его будет в пользу и самих турок-месхетинцев, и местного населения края, - заявил он на пресс-конференции в Краснодаре. - Турки-месхетинцы так и не смогли адаптироваться в дружной кубанской семье народов, объединяющей более 80 национальностей, и жили обособленно, анклавами, не принимая ни традиций, ни уклада, ни языка народа, среди которого жили".

"Турки еще должны сказать нам спасибо за то, что едут в Америку", - вторят атаману Ткачеву казаки.

Кто такие турки-месхетинцы

Турки-месхетинцы, или, как они сами предпочитают себя называть, турки-ахыска, происходят от гунно-болгарских и других тюркских племен, появившихся на Кавказе во II веке нашей эры. Название турки-месхетинцы, или месхи, появилось у этого народа во второй половине XX века после первой сталинской депортации из Грузии в Среднюю Азию - по названию местности, где они компактно жили: Месхетия.

Есть и другая версия происхождения этого народа, предлагаемая грузинскими учеными. Согласно этой теории истоpическая гpузинская область Месхетия в 1578 году была завоевана османскими туpками, и в pезультате местное население приняло ислам, было отуpечено и утpатило гpузинское самосознание. В качестве доказательств ученые приводят грузинские фамилии некоторых современных турецких семей. Но, как удалось выяснить ГАЗЕТЕ, грузинские фамилии турки получили во время Второй мировой войны: когда мужчин отправляли на фронт, им давали грузинские фамилии и записывали в армию как грузин - "для отчетности". Сами турки-ахыска категорически отрицают какую-либо связь с грузинами - это одна из причин отказа им в возвращении в Грузию.

По данным ряда исследователей, к началу 1998 года на территории бывшего СССР проживало 320-380 тысяч турок. При этом расселены они следующим образом: в Азербайджане - 100-135 тысяч человек; в России - 65-70 тысяч; в Казахстане - 90-105 тысяч; в Киргизии - 30-35 тысяч; в Узбекистане - 10-15 тысяч; на Украине - 7-10 тысяч. Незначительное их количество проживает и в других республиках бывшего СССР.

ГАЗЕТА
По материалам публикации Арифа Юнусова "Ахыскинские (месхетинские) турки: дважды депортированный народ"