Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ВЕК ТОЛЕРАНТНОСТИ. Выпуск 1 - 2.

Федеральная целевая программа
"ФОРМИРОВАНИЕ УСТАНОВОК ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ И ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ"

Оглавление

ПОЛИТИКА ТОЛЕРАНТНОСТИ: ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

С.Д.КАВТАРАДЗЕ

Вопрос о снижении конфронтационных тенденций в межконфессиональных и межнациональных взаимоотношениях и сопутствующая ему проблема выстраивания толерантной политики, направленной прежде всего на сохранение status quo на всей государственной территории, появились еще в античности и стояли наиболее остро в государствах–империях, где к совместному проживанию различных по культуре народов "сверху" добавлялись новые "ценности" (империя Александра Македонского и диадохов).

Так, Антиох IV Эпифан из династии Селевкидов, являвшийся приверженцем "эллинистической" традиции и проводивший ее в жизнь на всей территории государства (при этом на территории Иудеи религиозные реформы носили антисемитский характер – запрещались иудейские обряды и насаждались языческие), посвятил иудейский храм Зевсу Олимпийскому, что вызвало восстание иудеев под предводительством Иуды Маккавея. В Римской империи власти наиболее терпимо относились ко всем религиям, за исключением христианской, по той причине, что последние отвергали претензии на исключительность императорского культа, а распространение христианства не ограничивалось национальными рамками.

Христианство, в свою очередь, став государственной религией, не проявляло толерантности к инакомыслящим – язычникам и еретикам. Таким образом, политика толерантности разделялась и разделяется, по существу на государственном уровне принятия решений на два крупных направления; снижение конфликтности в межгрупповых отношениях и осуществление политики толерантности как таковой по отношению ко всем группам.

В России на современном этапе насущная необходимость общенационального примирения в процессе образования гражданского общества требует принятия своевременных и адекватных политическим и социальным условиям мер по стабилизации этнополитической и межконфессиональной ситуации в стране.

Становление и эффективное функционирование гражданских институтов видится прежде всего на пути усовершенствования правовой базы, а также развития и поддержки гражданской инициативы в рамках функционирования органов местного самоуправления, вузов и негосударственных институтов, в непосредственном участии вышеназванных структур в распространении толерантных установок и образцов "миролюбивого" сознания и поведения.

Можно констатировать, что имеется достаточно обширная международная правовая база в области защиты прав и свобод человека и гражданина, которая находит свое отражение в выработке и закреплении гуманитарных стандартов на международном и региональном уровнях (например, стандарты, принятые в рамках общеевропейского процесса). Международные процедуры, в той или иной степени представляющие собой процесс правоприменения существующих стандартов, можно разделить на три основные группы:

– рассмотрение докладов государств о выполнении ими обязательств, а также претензий по поводу нарушения обязательств в данной области;

– рассмотрение жалоб отдельных лиц, групп или организаций на нарушения их прав со стороны государств;

– расследование ситуаций, связанных с предполагаемыми или установленными нарушениями прав человека.

Однако юридическая природа принимаемых по окончании рассмотрения правоприменительных решений носит обычно рекомендательный характер, выражая лишь мнение соответствующего органа. Реже они являются обязательными для заинтересованных сторон (решения Европейского суда по правам человека). Таким образом, очевидна необходимость совершенствования и рационализации международных контрольных механизмов и процедур, а также создания эффективной системы международно–правовых санкций.

В Российской Федерации (на начало 2001 г.) существует система взаимосвязанных правовых норм, наглядно отражающая отношение законодателя к проблеме межэтнической и межрелигиозной нетерпимости. Выражается она прежде всего в декларировании принципов защиты прав и свобод человека и гражданина в Конституции РФ и действующих в развитие этих принципов норм уголовного и административного права.

Существующая система выглядит следующим образом:

1. В развитие ст. 19 Конституции РФ, декларирующей равенство граждан независимо от конфессиональной, национальной, языковой или иной принадлежности, действует охранительная норма ст. 136 УК РФ (Нарушение равноправия граждан).

2. Наряду со ст. 28 Конституции РФ, провозглашающей свободу вероисповедания, действуют Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий" и охранительные нормы ст. 193 КоАП РСФСР (Нарушение законодательства о свободе совести и вероисповедания) и ст. 148 УК РФ (Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания).

3. В развитие п. 2 ст. 29 Конституции РФ, запрещающей пропаганду национальной, религиозной, расовой и социальной вражды, действует ст. 282 УК РФ (Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды). (Прим. В связи с появлением понятия антидиффамационной политики (от лат. diffamo – порочить, диффамация – распространение о ком–либо порочащих сведений), можно отметить, что возбуждение уголовных дел по ст. 129 УК РФ (клевета), ст. 130 УК РФ (оскорбление) по фактам распространения заведомо ложных сведений или унижения чести и достоинства отдельной национальной или религиозной группы не представляется возможным. Правоприменение данных статей УК РФ возможно только по фактам клеветы или оскорбления конкретного лица, т.к. только конкретное лицо обладает честью и достоинством и может являться объектом данного преступления).

4. В развитие ст. I Конвенции о предупреждении геноцида и наказании за него от 19 декабря 1948 г. (ратифицирована Президиумом ВС СССР 18 марта 1954г.) действует ст. 357 УК РФ (Геноцид).

Однако следует учитывать, что конституционные гарантии прав и свобод, продекларированные в ст. 19, 29, могут быть ограничены в условиях введения чрезвычайного положения, что следует из расширительного толкования п. 3 ст. 56. (Прим.: Перечисленные статьи в ряде прочих не входят в список статей Конституции РФ, действие которых не может быть ограничено в случае введения чрезвычайного положения). Можно констатировать, что данный пункт противоречит международным правовым нормам, которые закрепляют недопустимость отступления в случае введения чрезвычайного положения от стандартов, запрещающих дискриминацию на основании расы, национальности, языка, религии (п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.). Законодательно зафиксированное нарушение прав и свобод граждан наблюдается также на уровне законов субъектов федерации. Так, согласно Конституции Республики Бурятия (п. 4 ст. 60), одностороннее изменение ее государственно–правового статуса и территории может произойти в случае, если при проведении референдума за изменение проголосует более половины граждан бурятской национальности, имеющих право голоса. (Прим.: Следует отметить, что данное положение совершенно противоположно принципам федеральной Конституции, относящей вопросы государственного устройства к исключительной компетенции федерации – п. 1 ст. 66, п. "б" ст. 71). Из вышесказанного следует, что мнение граждан других национальностей, составляющих подавляющее большинство населения республики, вообще не учитывается.

Таким образом, необходима разработка предложений по внесению изменений в конституционное и уголовное право РФ с целью повышения эффективности прямого действия Конституции РФ и уголовного законодательства в области защиты прав человека и гражданина.

Наряду с этим рассмотрение внесения возможных изменений в семейное и трудовое право с целью подробной законодательной фиксации прав человека в этих областях находится в числе первоочередных задач.

Несомненно, что соблюдение законодательно закрепленных прав человека является только одной из правовых проблем на пути движения к толерантному обществу и проведения антидиффамационной политики. Основная проблема состоит не в недостаточности контролирующих или запрещающих нарушение гуманитарных стандартов норм, а в отсутствии правового поля для достижения согласия.

В связи с этим, наряду с координированной национальной, социально–культурной, образовательной политикой, а также регулирующими мерами в сфере средств массовой информации, направленными на создание рефлексивного гражданского общества и снижение в нем уровня агрессивности, возможны следующие правовые меры:

1. Разработка обоснованной концепции дальнейшего развития федеративных отношений, направленной на:

– создание реальных условий для активного участия субъектов в законотворческой деятельности на федеральном уровне, а также законодательное регулирование договорного процесса разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и субъектами РФ;

– создание необходимой правовой базы для эффективного функционирования органов местного самоуправления как базового элемента гражданского общества;

– снижение разрыва в правовом и социально–экономическом положении регионов России.

2. Законотворческое совершенствование понятийного аппарата на уровне уголовно–правовых норм с целью повышения эффективности раскрытия и дальнейшего судебного расследования по фактам, предусмотренным уголовно наказуемым составом ст.ст. 136, 148, 282 УК РФ.

3. Разработка концепции механизма превентивного разрешения конфликтов на национальной или религиозной почве и создание правовой базы для функционирования гражданских институтов (органов местного самоуправления, негосударственных организаций, СМИ и т.п.) в процессе общенационального примирения, в том числе при переговорном процессе в условиях происходящего конфликта.

4. Введение комплекса правовых норм, закрепляющих принципы и повседневную практику толерантности не только на уровне базовых государственных нормативных актов, но и на уровне специализированных законов в области социальной политики: образование, институт семьи и защита прав детей, защита прав беженцев и вынужденных переселенцев. Закрепление данных норм необходимо произвести не только на уровне федерального законодательства, но и на уровне подзаконных актов и законодательства субъектов федерации, где возможно детальное раскрытие и усовершенствование механизмов правоприменения. Данные меры позволят расширить границы реализации правовых норм относительно конкретных жизненных случаев, а также ввести в юридическую практику понятийный аппарат "толерантной политики".

Конечная цель правовой политики, включающей в себя законодательную и правоприменительную составляющие, состоит в создании динамичного и рефлексивного "правового поля толерантности", то есть комплекса действующих в различных областях права норм, не только несущих на себе регулятивную и охранительную по отношению к изменяющимся общественным отношениям функцию, но и выполняющую пропагандистскую задачу по распространению идей и принципов толерантного поведения.