Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ВЕК ТОЛЕРАНТНОСТИ. Выпуск 1 - 2.

Федеральная целевая программа
"ФОРМИРОВАНИЕ УСТАНОВОК ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ И ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ"

Оглавление

Международная конференция
"ТОЛЕРАНТНОСТЬ, ПАМЯТЬ, ИСТОРИЯ" ДЕКАБРЬ 2000 Г.

Конференция проходила на базе кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. Помимо московских ученых, участниками конференции были гости из ближнего (П.Тульвисте– Эстония, Е.Иванова – Украина) и дальнего зарубежья (Лж.Верч –США).

На конференции обсуждались следующие темы: проблема толерантности в ее разнообразных проявлениях в контексте социальной памяти и истории; методология исследования нарративов; проблема вынужденной миграции; проблема трансформаций этнической идентичности.

Центральной темой конференции явилось рассмотрение толерантности как нормы цивилизованного компромисса, допускающего мирное взаимодействие различных людей, наций, конфессий.

В связи с этим был поднят ряд проблем. Отмечалось, что Россия тяготеет к бинарным оппозициям и тем самым проигрывает. В России либо черное, либо белое, нет медиационной, срединной культуры. Философия толерантности всегда против бинарных оппозиций, она шире. А миру понятнее бинарные оппозиции, например "черное–белое", "свой–чужой", "Запад есть Запад, Восток есть Восток". Дж.Верч подчеркнул, что бинарные оппозиции не являются постоянным атрибутом культуры. В политической культуре есть временные контексты. В условиях контроля за контекстом возможна трансформация бинарных оппозиций. Участники конференции пришли к мнению, что недостаточно просто сказать кому–то, что не нужно использовать бинарную оппозицию, необходимо найти пути контролировать контексты.

Интерес участников конференции вызвало обсуждение категории "diversity" – категории разнообразия или многообразия, в широком контексте предполагающей также принятие другого. Это определяет если не полную тождественность, то тесную близость категорий "diversity" и "толерантность". В США существует множество социальных программ, главной целью которых является поддержка многообразия. Этой идеологией пронизано все общество, diversity сегодня – политический термин, который направлен против расовой, этнической, половой дискриминации. Diversity против бинарных оппозиций (типа "свой–чужой") предполагает их снятие, принятие других позиций. Вся культура тренинга толерантности, вся проблема толерантности – это снятие оппозиции.

В диапазоне шкал "толерантносгь–интолерантносгь", "тоталитаризм–демократия" обсуждался феномен внутренней эмиграции, раскрывалось содержание этого понятия, рассматривалась проблема взаимосвязи внутренней эмиграции с поисками новой идентичности (Е.Иванова).

Впервые термин "внутренняя эмиграция" появился в СССР, его упоминает А.А.Ахматова в одном из своих писем. Она пишет, что ощущает себя посторонним человеком, "внутренней эмигранткой", не принимающей новую власть и идеологию. Внутренняя эмиграция – это несогласие человека с общепринятой идеологией, переживание своей отстраненности от существующего режима. Анализ этого феномена можно вести в нескольких направлениях. Одна из линий – историческая. 1920–е, 1930–е гг. отмечены ощущением чуждости многих людей культуре, складывающейся в. советском государстве. В предвоенные годы террора людей переполнял страх, который можно рассматривать в качестве маркера внутренней эмиграции. В годы войны проявления феномена внутренней эмиграции уходят на второй план, на первый план выступают патриотические чувства. Своего апогея феномен внутренней эмиграции достиг в годы застоя, когда у людей появилось желание внутренне отстраниться от всего происходящего, и в то же время присутствовало понимание необходимости жизни в обществе.

Другая линия анализа связана с рассмотрением явления двойного сознания. В американской литературе имеются работы, в которых исследуется двойное сознание чернокожих американцев. В бывшем СССР двойное сознание было распространено в годы застоя с присущей этому времени необходимостью вступать в партию, ходить на партсобрания, демонстрировать свое согласие с "генеральными линиями", несмотря на то, что личное мнение порой с ними не совпадало. Явление "кухни" можно рассматривать как внешнее выражение двойного сознания.

Еще одна возможная линия анализа опирается на представления о коллективной памяти. С этой точки зрения, внутренние эмигранты представляют собой слой людей, живущих в неофициальной культуре, причем неофициальная культура в этой среде и создавалась, и сохранялась.

В контексте проблемы этнической толерантности поднимались также вопросы функций этнических образов и установок, индексов толерантности и норм толерантного поведения.