Толерантность
  Декларация
  История
  Словарь
Лики толерантности
Библиотека
  Библиография
  Клуб
Мастерская
  Мастер-класс
Форум
О нас

 

Портал: Институт социального конструирования Центр социальных инноваций Толерантность

БИБЛИОТЕКА. ВЕК ТОЛЕРАНТНОСТИ. Выпуск 3 - 4.

Федеральная целевая программа
"ФОРМИРОВАНИЕ УСТАНОВОК ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ И ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ"

Оглавление

ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

МИХИАЛ МАЦКОВСКИЙ

Социологические аспекты толерантности

Понятие толерантность может входить в различные парадигмы и, в соответствии с этим, по–разному трактоваться. Л.Дробижева справедливо отмечала, что "теоретическая трактовка толерантности имеет не только научное, но и идеологическое, политическое значение" (Дробижева, 1998).

В идеологическом ракурсе толерантность является системой ценностей и норм, которые присутствуют во многих современных цивилизационных концепциях, таких как "Глобальная этика", "Права человека", "Декларация Культуры Мира", "Декларация Земли" и т.д.

Представляется, что основными составляющими данной системы являются:

• презумпция личности – оценка каждого человека по его конкретным чертам и поступкам, а не на основе ожиданий, связанных с его национальными, религиозными и другими характеристиками;

• презумпция прав человека – каждый человек имеет право на любые проявления национальных, религиозных и других характеристик в своем поведении и высказываниях в том случае, если они не противоречат нормам права и морали общества и общности;

• ориентация на терпимость к недостаткам, слабостям и ошибкам других людей, если они не противоречат нормам морали и права или, говоря на другом языке, готовность прощать людям все их грехи за исключением особенно тяжких;

• ценность согласия и ненасильственного разрешения конфликтов;

• ценность человеческой жизни и отсутствия физических страданий;

• ценность следования нормам права;

• ценность сострадания, сопереживания, сочувствия.

В России идеологическая трактовка толерантности тесно связана со схемами, разработанными большевистскими идеологами, в рамках которых понятие нетерпимости носило позитивно окрашенный характер, в то время как терпимость – явно негативный. В связи с этим, в представлениях многих людей понятие терпимости являлось синонимом понятий "бесхребетность", "безразличие", "беспринципность", "вседозволенность" и т.д. Позитивное восприятие толерантности имеет огромное идеологическое значение с точки зрения приобщения людей к системе ценностей современной глобальной этики.

Использование толерантности в политическом контексте вытекает из его идеологической трактовки и связано с концептуальным противостоянием традиционного политического сознания, доминирующего до конца 50–х гг. XX века, основанного на национальной и межконфессиональной непримиримости, классовой борьбе и современного, получившего свое развитие во второй половине XX века и основанного на демократии, правах человека, ненасильственном разрешением конфликтов. Можно согласиться с тем, что "в политическом плане толерантность интерпретируется как готовность власти допускать инакомыслие в обществе и даже в своих рядах, разрешать в рамках конституции деятельность оппозиции, способность достойно признать свое поражение в политической борьбе, принимать политический плюрализм как проявление разнообразия в государстве" (Век толерантности, 2001).

Для понимания сущности толерантности крайне важны попытки философского осмысления данного термина. Приведем для примера определение П.Николсона, который рассматривает толерантность как добродетель воздержания от употребления силы для вмешательства во мнение или действие другого, даже если они и отклоняются в чем–то важном от мнения или действия субъекта толерантности и если последний не одобряет их (Nicholson, 1985). По его мнению, для понимания толерантности важно осознать следующие моменты, связывающие субъекта толерантности и предмет толерантности.

1. К предмету относятся толерантно, отклоняясь от того, о чем субъект толерантности думает как о должном, либо от того, что он делает как должное.

2. Предмет отклонения не тривиален.

3. Толерантный субъект морально не согласен с отклонением.

4. Субъект толерантности обладает силой, необходимой для попытки подавить или, по крайней мере, воспротивиться либо помешать субъекту интолерантности.

5. Тем не менее, толерантный субъект не употребляет своей силы, позволяя тем самым существовать отклонению.

6. Толерантность верна, а толерантный субъект благ (Там же).

Легко видеть, что приведенное выше толкование толерантности является весьма глубоким и по сути не вызывает возражений. В то же время требуются серьезные усилия для того, чтобы операционализировать предложенное рассмотрение толерантности и использовать его в исследовательских процедурах, которые позволили бы ответить на важные в теоретическом и практическом плане вопросы. Среди них:

• в какой степени ценности толерантности разделяются и декларируются официальными организациями и институтами (СМИ, институты образования, религии, армии и т.д.),

• в какой степени различные слои населения, социальные группы разделяют ценности толерантности,

• каким образом ценности толерантности проявляются в различных сферах жизнедеятельности людей,

• почему социальные институты, группы, индивиды интолерантны к тем или иным объектам, и как они сами оправдывают свою интолерантность,

• можно ли сформировать толерантные установки и готовность к соответствующему поведению и если это возможно, то каким образом.

Анализ этих и подобных вопросов возможен в рамках социологической парадигмы, которая рассматривает толерантность как систему ценностей, норм и образцов поведения, объединенных вокруг "готовности принять других такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия" (Дробижева, 1998).

Переходя к операционализации данного понятия важно подчеркнуть, что толерантность представляет собой определенное качество взаимодействия между субъектом и объектом толерантности, характеризуемое готовностью субъекта принимать социокультурные отличия объекта, включающие в себя внешние признаки, высказывания, особенности поведения и т.д. Это взаимодействие имеет свою историческую, социо–экономическую и социокультурную специфику и во многом ею определяется. В качестве субъекта может выступать социальный институт (в той или иной мере регулируемый государством), социальная организация, группа, индивид. Тот же перечень применим и к объекту толерантности. В принципе возможны различные сочетания субъектно–объектных отношений: "социальный институт – социальный институт", "социальный институт – социальная организация", "социальный институт – группа" и т.д.

Представляется, что в рамках социологической парадигмы толерантности можно выделить три основных предмета исследования.

Во–первых, толерантность можно рассматривать как систему ценностей, входящую в структуру общественного сознания. В связи с этим возможен анализ государственной доктрины в этой сфере, основных типов общественного сознания, сознания различных социальных групп, слоев населения и т.д. В этом случае объектом исследования будут выступать проблемы разработки теоретически обоснованных показателей стратификации общественного сознания, построение различных его типов, анализ влияния на каждый тип идеологических и социально–экономических факторов и воздействие определенного типа сознания на социальные процессы и особенности поведения людей.

При анализе толерантности как составляющей структуры общественной идеологии особое внимание предполагается уделить проблемам классификации как самого общественного сознания, так и его носителей – классов, социальных групп, слоев населения. Эта классификация наряду с подробной классификацией самого понятия толерантности должна явиться основой для создания системы переменных, при помощи которых будут разрабатываться инструменты сбора эмпирической информации.

Во–вторых, толерантность может рассматриваться в рамках функционирования какого–либо конкретного института, особо значимого для исследования идеологии толерантности, например, образовательного, СМИ и т.д. Анализируя этот процесс функционирования в рамках какой–либо социологической теории, можно анализировать особенности влияния толерантных (интолерантных) ценностей, норм и образцов поведения на установки и поведение отдельных индивидов или групп. Одновременно с этим исследованию будут подвергаться функции толерантных или интолерантных ценностей и норм и их воздействие на выполнение институтом своих основных функций. Так, например, можно рассматривать влияние ценностей, норм и образцов поведения образовательных институтов (школ, ВУЗов и т.д.) на успешность воспитания подрастающего поколения.

В–третьих, предметом исследования может быть система межгрупповых взаимодействий (межнациональных, межэтнических, межконфессиональных и т.д.). Здесь речь идет, прежде всего, о больших социальных группах, выделенных по социально–демографическим показателям, и проведении эмпирических исследований в отношениях между членами этих групп (межличностные отношения двух конкретных представителей национальных или религиозных групп или же отношение к человеку как представителю той или иной группы).

Если на протяжении 70–летней истории развития советского общества отношения со стороны государства к личности, к политическим и идеологическим институтам, а также институтам собственности отличались крайней интолерантностью, то в настоящее время интолерантное отношение намного более характерно для внутриинституциональных отношений (межконфессиональное противостояние), межгрупповых (прежде всего межэтнических) и межличностных. Последствия интолерантности могут принимать такую форму и такой размах, что они начинают представлять собой опасность для стабильности социальных отношений, существования государственных институтов, здоровья и жизни людей.

Указанные предметы исследования не являются взаимоисключающими, тем не менее каждый из них имеет свои особенности. Их необходимо учитывать при построении теоретической модели, в рамках которой будет осуществляться эмпирическое исследование.

Важно исследовать отношение представителей различных социальных групп к индивидам, группам, институтам с точки зрения их "презумпции невиновности". Безусловно, в целом ряде национальных, политических, социо–экономических групп есть относительно большое число людей, которые нарушают те или иные моральные или даже правовые нормы. Воспитание толерантности предполагает формирование в людях отношения к конкретному представителю каждой группы или института независимо от этого факта.

Для социологического анализа толерантности большое значение имеет анализ ее функций, который также необходимо осуществлять применительно к субъектам толерантности. Для институтов в качестве таких функций могут выступать:

а) Стабильность общества и профилактика социальных конфликтов.

б) Возможность включения в систему ценностей современной гуманистической этики и устранение противоречий между этическими требованиями современных международных документов и реальной деятельностью в политической, идеологической и культурной сферах.

в) Создание ценностно–нормативной базы для воспитательной работы, формирования положительных идеалов и позитивного отношения к жизни у подрастающего поколения.

Для группы в качестве основных функций толерантного взаимодействия можно выделить следующие:

1. предотвращение межгрупповых и внутригрупповых конфликтов, формирование и поддержание стабильности группы;

2. создание имиджа стабильной и сплоченной группы, что крайне важно для взаимодействия с государственными структурами, с социальными группами и организациями;

3. создание базиса для привлечения в группу социально–адаптированных новых членов.

Для личности функции толерантности связаны:

1. с резким изменением числа, объема и характера конфликтных ситуаций в различных сферах жизни, формированием позитивного отношения к жизни (что помимо всего прочего представляет собой серьезную психофизиологическую терапию, позволяющую сокращать стрессы).

2. с влиянием толерантных установок на внешние формы поведения, предотвращающие агрессивные формы взаимодействия, в том числе и противоправного характера.

Важно понимать, что интолерантность, даже в своих крайних проявлениях, выполняет определенные функции, как для общества, так и для группы и личности. Здесь речь может идти о таких функциях как формирование образа врага; сплоченность группы, основанной на противопоставлении чужим; простота и четкость групповой и личностной идентификации; построение жестких, иерархических отношений в группе.

Указанные функции, их иерархия могут меняться в зависимости от социально–исторических условий и специфики функционирования института и группы.

Социологический подход предполагает разработку и использование так называемой теории среднего уровня для научного анализа предмета исследования. Использование теории дает возможность описать предмет и исследовательские задачи на языке четких, научно обоснованных понятий, вписывающихся в понятийный аппарат социологической теории, грамотно построить типологии и классификации, разработать объяснительные модели и осуществить научно–обоснованный прогноз развития социальных процессов и явлений. Такая теория позволяет включить понятие "толерантность", которое изначально имело философско–этический, культурологический, идеологический и политические смыслы, в структуру исследовательских задач и рассмотреть влияние данного концепта на процессы, происходящие в обществе. При этом важно понимать, что понятие толерантности многоаспектно и поэтому для его адекватного описания необходимо использовать фрагменты различных социологических теорий. Данный вопрос весьма сложен и требует дальнейшего изучения, и мы лишь вкратце коснемся его на примере возможности использования одной из весьма распространенных социологических теорий.

Для описания проблем толерантности в процессе межличностного взаимодействия наиболее адекватной является теория символического интеракционизма, созданная Дж.Мидом и развитая Г.Блумером. Одним из основных ее положений является тезис о том, что "личность и социальные действия формируются с помощью символов, которые приобретаются в процессе социализации и взаимно подтверждаются и изменяются в социальном взаимодействии (интеракции) его участниками" (Абельс, 2001). В процессе коммуникации большое значение имеет репродуктивная роль знаков ("жестов"), обозначающих отношение, позицию, социальную установку и действующих на другого индивида как специфические раздражители. Субъекты коммуникации интерпретируют жесты и обобщают ситуацию до определенного содержащегося в ней смысла. Этот процесс Мид называет "символизацией". Коммуникация между людьми происходит за счет создания общезначимых символов. По словам Мида, "значимыми символами называются знаки и символические жесты, вызывающие у другого индивида то же самое представление о присущих им значениях, что и у первого, и поэтому определяющих одинаковую реакцию" (Абельс, 2001). Участники взаимодействия интерпретируют поведение друг друга, что является предпосылкой взаимодействия. Важным понятием в теории символического интеракционизма выступает "идентичность", которая осознается, по мнению Мида, только в том случае, когда индивид смотрит на себя глазами другого.

Для социологического анализа толерантности важно исследовать процессы самоидентификации индивида и идентификации окружающих, иными словами важно понять, каким образом индивид отвечает на вопросы "Кто я?" и "Кто они?". Ответы на эти вопросы определяют систему взаимодействий между индивидом и его окружением, в том числе и отношения, связанные с толерантностью. Если для индивида показатель национальности или конфессиональной принадлежности не столь важен, то едва ли можно говорить о том, что представители иной национальности или конфессии будут для него "значимыми другими" и особенно – "значимыми чужими". Глубинная самоидентификация по определенному признаку формирует столь же глубинное понятие "чужого" и здесь необходимы ценности толерантности, следование нормам и опасение санкций для того, чтобы взаимоотношения "я–чужой" не носили социально опасного характера. Важно отметить также, что весьма эффективной может оказаться попытка расширить "поле самоидентификации индивида" и идентификации "значимых других" за счет включения новой системы координат и новых символов. Например, как нам представляется, для воспитания толерантного отношения у людей, прежде всего государственных служащих, социальных работников и т.д., возможно в процессе тренингов сформировать осознанную готовность отвечать на вопрос "Кто я?" словами: "человек государственный", "законопослушный гражданин", "носитель добра (добрый человек)" и т.д. Соответственно, на вопрос "Кто они?" можно сформировать готовность отвечать словами: "граждане России", "человеческие существа", "несчастные люди" и т.д. Представляется, что в системе подобных координат намного менее вероятны проявления активной интолерантности и тем более агрессивности к людям другой нации, конфессии, сексуальной ориентации и т.д. Создание символов, основанных на общечеловеческих ценностях, включающих в себя идеи прав человека, демократии и т.д., может явиться одним из направлений формирования толерантных установок, и теория символического интеракционизма может сделать эти попытки более направленными.

Структура понятия "толерантность"

Для эмпирического анализа толерантности на уровне общества, институтов и групп необходимо произвести классификацию этого понятия, выделить его основные сферы и уровни проявления интолерантных установок и интолерантного поведения.

Опираясь на стандартный перечень социально–демографических переменных (или переменных социологического анализа) выделим следующие сферы толерантности.

1) Гендерная толерантность – непредвзятое отношение к представителям другого пола, недопустимость априорного приписывания человеку недостатков другого пола, отсутствие идей о превосходстве одного пола над другим. Экстремистское проявление гендерной интолерантности представляет собой сексизм – формы политики, индивидуального или группового поведения, дискриминирующие женщин в их правах на полноценное участие в профессиональной деятельности и общественной жизни, основывается на предположении, что по личным характеристикам мужчины превосходят женщин.

2) Возрастная толерантность – непредвзятость к априорным "недостаткам" человека, связанным с его возрастом (неспособность стариков понимать молодежь, отсутствие у молодежи опыта и знаний и т.д.). Возрастная толерантность вполне может сочетаться с принятым во многих культурах уважением к лицам преклонного возраста.

3) Образовательная толерантность – терпимое отношение к высказываниям и поведению людей с более низким образованием у высокообразованных людей и к "яйцеголовым" у людей с низким образованием. Очевидно, что данный тип толерантности имеет отношение к бытовой сфере и не связан с обсуждением вопросов, где уровень образования действительно является решающим фактором.

4) Межнациональная толерантность – отношение к представителям различных наций, способность не переносить недостатки и негативные действия отдельных представителей национальности на других людей, относиться к любому человеку с позиции "презумпции национальной невиновности". Крайние проявления межнациональной интолерантности:

• этноцентризм – дискриминация на основе культурных или языковых характеристик индивида или группы. Базируется на убеждении в "превосходстве" одних культур над другими;

• ксенофобия – страх и неприятие иностранцев и представителей других культур: убежденность в том, что "чужаки" принесут вред;

• агрессивный национализм – мнение, что одна нация превосходит в правах другую.

5) Расовая толерантность – отсутствие предубеждений к представителям другой расы. В своем крайнем проявлении расовая интолерантность представляет собой расизм – дискриминацию людей по расовому принципу. Базируется на предположении, что некоторые группы имеют превосходство над другими.

6) Религиозная толерантность – отношение к догматам различных конфессий, религиозности, особенностям литургии и т.д. со стороны верующих и неверующих, представителей различных конфессиональных групп. В своей экстремистской форме межконфессиональная интолерантность представляет собой религиозный фанатизм – насаждение какой–либо веры, ее ценностей и традиций (иногда в масштабе целых сообществ) и предоставление социальных преимуществ апологетам этой веры. Религиозный фанатизм базируется на предположении, что данная вера является единственно правильным отображением религиозной или духовной истины, и что все люди должны следовать ее принципам (догматам).

7) Географическая толерантность – непредвзятость к жителям небольших или провинциальных городов, деревень и других регионов со стороны столичных жителей и наоборот.

8) Межклассовая толерантность – терпимое отношение к представителям разных имущественных слоев – богатых к бедным, бедных к богатым. Формирование данного вида толерантности крайне важно для стран с опытом социальных революций и особенно "диктатуры пролетариата".

9) Физиологическая толерантность – отношение к больным, инвалидам, физически неполноценным, лицам с внешними недостатками и т.д. Данный тип толерантности особенно важен при исследовании детей дошкольного и школьного возраста, низкообразовательных слоев и т.д.

10) Политическая толерантность – отношение к деятельности различных партий и объединений, высказываниям их членов и т.д. Крайними формами проявления политической интолерантности являются: фашизм и свойственная тоталитарным режимам политика политических репрессий. Под фашистской идеологией понимается убеждение в том, что государство должно бороться с инакомыслием и за чистоту расы, контролировать жизнь своих граждан. Политические репрессии – предотвращение свободного и открытого обсуждения политических идей и решений; препятствование свободным и честным выборам; ограничение свободы информации; жестокое наказание политических диссидентов. В принципе возможно рассмотрение и внешнеполитической толерантности – отношение к странам и народам на основе принципов, утвержденных ООН и другими международными организациями. Крайним проявлением внешнеполитической интолерантности является империализм – подчинение одних народов другими для контроля над их богатством и ресурсами.

11) Сексуально–ориентационная толерантность – непредвзятость по отношению к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

12) Маргинальная толерантность (толерантность по отношению к маргиналам) – отношение к бомжам, нищим, наркоманам, алкоголикам, заключенным и т.д. Данный тип толерантности представляет особый интерес при изучении особенностей российского менталитета.

Безусловно, не все типы интолерантности равнозначны с точки зрения их влияния на социальную напряженность в обществе, на возникающие в нем конфликты. Особую опасность представляет собой межнациональная, межконфессиональная, политическая нетерпимость. Если мы вспомним Ольстер и Чечню, практически всю историю ХХ века в России и 1930–40 гг. в Германии, то можно осознать цену, которую платит человечество за агрессию и нетерпимость. Из этого вовсе не следует, что мы не должны рассматривать другие типы толерантности, особенно, если речь идет о формировании сознания школьников. Трагедии юношей и девушек с нетрадиционным типом сексуальной ориентации, издевательства, которым подвергаются люди с физическими недостатками, невнимание и грубость по отношению к больным и инвалидам, забвение стариков и варварское отношение к ним наших медицинских работников – далеко не полный перечень последствий тех видов нетерпимости, которые, может быть, не приводят к широкомасштабным конфликтам, но оказывают существенное влияние на жизнь многих членов общества.

При анализе концепций толерантности большое значение имеет интерпретация понятия "принятие чужих взглядов и особенностей поведения" как на институциональном, так и на межгрупповом и межличностном уровнях. Очевидно, что принятие отнюдь не является синонимом таких понятий как "соглашение" или тем более "одобрение". Легко увидеть, например, что межконфессиональная толерантность может и должна формироваться на уровне глубинных и весьма жестких норм и ценностей собственной конфессии, которая нередко достаточно серьезно отличается от норм и ценностей других конфессий. Толерантность означает отсутствие высказываний или поведенческих актов, которые могли бы рассматриваться как уничижительные или оскорбительные для представителей другой конфессии и были бы направлены на ограничение свободы вероисповедания других людей (закрытие храмов, ограничение их деятельности и т.д.). При этом отнюдь не исключаются теологические дискуссии или некоторые формы поведения, демонстрирующие степень отчуждения к представителям другой конфессии. Например, запрет детям вступать в брак с представителями другой конфессии. Очевидно, что в связи с этим встает вопрос об общественно допустимой выраженности уровня интолерантности, так как в приведенных выше примерах, несмотря на общественную допустимость теологических споров и запретов на межконфессиональные браки, люди, которые вступают или не вступают в споры, запрещают или не запрещают вступать в браки, отличаются по уровню толерантности. В связи с этим встает вопрос о выделении уровней толерантности (интолерантности) и о понятии общественной допустимости того или иного уровня интолерантности.

Предлагается выделять пять точек на шкале толерантность – интолерантность.

1) Протекционистская толерантность. Суть отношения к объекту толерантности состоит в том, что субъект толерантности (институт, организация или индивид) не только абсолютно непредвзято относится к объекту, но и делает все возможное, чтобы помогать тем организациям или группам людей, которые, по его мнению, подвергаются интолерантному отношению со стороны общества в целом или его отдельных сегментов; предоставляет определенные квоты для получения работы или зачисления в высшее учебное заведение представителям определенных этнических меньшинств; помогает людям, которые являются объектами интолерантного отношения из–за своих политических взглядов, физических недостатков или сексуальной ориентации и т.д. Если субъектом данного типа толерантности выступает индивид, то можно говорить о его высоких моральных качествах, высших проявлениях эмпатии, сострадания и т.д. Если же субъектом протекционистской толерантности является государство или отдельные его институты, прежде всего те, которые распределяют материальные блага, то здесь могут возникнуть серьезные дискуссии, связанные с противоречием между принципами толерантности и социальной справедливости.

2) Ценностная толерантность. Система ценностей и образцов поведения, связанная с неукоснительно жестким следованием принципам толерантности. Как уже выше неоднократно говорилось, система ценностей должна включать непредвзятое отношение к представителям других социально–демографических групп и готовность принятия (в указанном выше смысле данного термина) высказываний и поведенческих актов, отличных от собственных. В рамках конструкции идеальных типов предполагается, что субъект не подвергает сомнению принципы толерантности ни во внутреннем диалоге, ни в коммуникациях, носящих непубличный характер.

3) Скрытая интолерантность. Субъект понимает важность принципов толерантности и опасность или моральную неадекватность декларации идей интолерантности или интолерантных действий, но в силу внутренних симпатий и антипатий, собственных установок и взглядов относится предвзято к представителям различных социально–демографических групп, может думать о нетерпимом отношении или даже действии по отношению к этим группам. В то же время его отношение и высказывания носят явно непубличный характер и не могут влиять на общественные настроения и действия.

4) Вербальная интолерантность. Субъект считает возможным и иногда даже необходимым публичные высказывания по отношению к представителям тех или иных социально–демографических групп. Он считает невозможным для себя какие–либо публичные действия – насилие, запреты и т.д., но не считает необходимым скрывать свои взгляды.

5) Агрессивная поведенческая интолерантность. Субъект считает оправданным подготовку и совершение определенных действий, направленных на запрет, ограничение деятельности или насилие по отношению к объекту интолерантности. Эти действия объясняются его пониманием социальной справедливости, сильной степенью отчуждения от объекта, низким уровнем правовой культуры. Нередко такое поведение связано с определенным уровнем социализации или даже установками на девиантное или криминальное поведение. В том случае, если субъектом является институт, то это связано с определенной государственной политикой тоталитарного общества.

Очевидно, что общественные усилия должны быть сосредоточены на том, чтобы воспитывать протекционистскую или ценностную толерантность и не допускать перерастания скрытой интолерантности в открытые формы.

Предполагается, что каждый индивид может иметь различный уровень толерантности в разных сферах (например, человек может испытывать высокий уровень сопереживания и стараться избегать конфликтов в своих отношениях с людьми старшего поколения и другого пола и быть крайне нетерпимым к представителям некоторых национальностей). В связи с этим представляется целесообразным разработать для различных регионов, социальных институтов и групп так называемую "карту толерантности", состоящую из 60 клеток (12 сфер Х 5 уровней). Составление таких карт позволит ответить на многие важные вопросы, например, об изменении толерантности под влиянием различных общественно значимых событий, процессов и т.д., в зависимости от возраста респондента, повышения уровня его образования и т.д. Уровень толерантности, безусловно, зависит от совокупности ряда базисных характеристик личности (негативистское мышление, отсутствие культуры современного этического сознания, уровень удовлетворенности жизнью и т.д.).

Каждая клетка "Карты толерантности" может быть операционализирована при помощи вопросов анкеты, которые после соответствующих процедур апробаций, оценки их надежности и обоснованности могут получить статус стандартизированных вопросов и использоваться для мониторингов изменения уровней толерантности в различных сферах.

На более глубоком уровне возможно отдельное исследование отношения к тем национальностям, которые вызывают недоверие, плохое отношение или даже стремление к открытому противостоянию, и выясняются мотивы, причины и аргументация такого негативного отношения. В целом мы убеждены в том, что исследование уровня толерантности–интолерантности возможно при сочетании так называемых жестких и мягких методов исследования. Жесткие методы, представляющие собой стандартизированные вопросы анкеты или интервью, обладают неоспоримыми преимуществами, связанными с возможностями работы на больших выборках и получением количественных оценок, позволяющих сравнивать в различные периоды времени уровни толерантности для различных регионов и групп. Мягкие методы, такие как глубинные интервью, опросы в фокус–группах и т.д., позволяют более глубоко исследовать мотивацию интолерантных установок и поведения.

Таким образом, стратегический план социологического исследования толерантности состоит в том, чтобы рассмотреть качественные и количественные аспекты данного понятия у индивидов с различными социально–демографическими характеристиками, исследовать причины, мотивы и аргументацию низкого уровня толерантности (выяснить, почему представители тех или иных социальных групп имеют этнические, политические, конфессиональные предубеждения), провести серию педагогических экспериментов по формированию толерантного сознания и оценить, насколько эффективны те или иные методы или средства воздействия. Анализ причин, мотивов и аргументации интолерантных установок и поведения важен для изучения контраргументации в процессе воспитательной работы.

Для эффективной реализации данных задач необходим более углубленный теоретический анализ толерантности, широкое использование всех тех положений различных социологических теорий, которые помогут включить это понятие в общий контекст исследования социальных процессов, происходящих в обществе.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Абельс Х. Интеракция, идентичность, презентация // Введение в интерпретативную социологию. – СПб.: "Алтейя", 2001.
  2. Век толерантности: Научно–публицистический вестник. – М.: МГУ, 2001.
  3. Дробижева Л.М. Проблемы этнической толерантности в условиях роста этнического самосознания народов Российской Федерации. // Толерантность в общественном сознании России – М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1998.
  4. Nicholson P. Toleration as a Moral Ideal // J.Horton, S.Mendus, eds. Methuen. Aspects of Tolerance. 1985.
  5. Reardon B. A. Tolerance – The Threshold of Peace. – N–Y.: The Teacher's Library, 2001.